Самые проблемные мигранты в Зальцбурге

Проблемные иммигранты (цыгане) в австрийском городе Зальцбург. Решение вопроса попрошайничества на главных улицах этого города. Действия местной полиции по отношению к цыганам. 2 часть.

Всем привет, вы смотрите вторую часть серии видео об иммигрантах в Австрии.

Итак, в первой части я рассказала, какие же иммигранты номер 1 в Австрии. Если вам интересно, кто же они такие, то в конце этого материала будет интерактивная ссылка, по которой вы сможете перейти и посмотреть сюжет. А теперь мы переходим ко второй части, в которой я вам расскажу о самых проблемных иммигрантах на земле Зальцбург. Если вам интересно, кто же они такие, из какой же страны они приехали и доставляют так много головной боли и хлопот жителям и правителям Зальцбурга, тогда желаю вам приятного просмотра!

Я надеюсь, что мне ненужно объяснять, кто такие цыгане, как они выглядят. Все вы прекрасно знаете о них, об их культуре поведения, манере общения. Когда я только приехала в Зальцбург, я цыган не видела вообще, их здесь не было. Но потом, спустя год, они начали потихоньку появляться, и их стало все больше, больше и больше. Конечно, сразу хочу сказать тем, кто, может быть, не в курсе, что это организованная мафия. Я полагаю, что многие из вас видели фильм «Миллионер из трущоб» – это индийский фильм, который получил «Оскар». И в этом кино как раз показывается, как вся эта мафиозная структура устроена: как из маленьких бедных индийских детей делают попрошаек, намеренно калечат; учат врать, учат специально использовать голосовые связки, чтобы голос становился более плаксивым, вызывал у людей больше сострадания, – всему этому детей обучают в специальных заведениях.

Эта система работает также и здесь в Австрии. Я неоднократно видела своими глазами, когда пересекала австрийскую границу, на каких машинах перевозят этих бедных, плохо одетых, грязного вида людей. Внешне они похожи на цыган, и их перевозят в Land Rover’ах, Land Cruiser’ах. И конечно же, вы понимаете, что за всеми этими людьми стоит мафия и с помощью них зарабатываются большие деньги. Если бы упомянутые люди своим попрошайничеством получали бы какие-то копейки, то их бы не расплодилось здесь столько, но это не так. Ситуация даже дошла до того, что другие граждане подавали на попрошаек в суд и город Зальцбург по поводу попрошайничества вынужден был создать закон, который запрещает это самое попрошайничество на нескольких торговых центральных улицах. Ну скажите, кто был в Зальцбурге, вы, наверно, шли по главной улице, на которой стоит дом, где родился Моцарт, и видели какую-нибудь сгорбленную женщину, или ребенка, или мужичка, играющего на гармошке, которые просят деньги у туристов, у жителей Зальцбурга, – просят, короче, у всех. У кого есть милость, жалость, тот дает попрошайкам деньги. И поверьте мне, за день они зарабатывают больше, чем какой-либо обычный гражданин Румынии, который пошел бы на работу и целый день там трудился.

Эти цыгане имеют румынские паспорта, а вы знаете, что Румыния – это член Евросоюза, поэтому цыгане могут спокойно перемещаться по странам Евросоюза. Я лично видела своими глазами, как эти цыгане, которые только что сидели на улице, такие все грязные, скукожившиеся, вставали, шли за угол дома, снимали с себя грязную одежду; переодевались, приводили себя в порядок и шли обедать в ресторан. Как вам такое?

Теперь расскажу, по поводу чего на попрошаек подавали в суд. Был у нас один цыган, сидел он на центральной улице в Зальцбурге, где находится дом, в котором родился Моцарт. И на этого цыгана подал в суд, уж не знаю, турист, или гражданин Австрии, или житель Зальцбурга – сейчас уже точно не помню подробности. Дело было в том, что человек сжалился над цыганом, дал тому монетку; а потом, когда, видимо, гулял в этой области, своими глазами увидел, как этот якобы инвалид (а вся суть была в том, что этот цыган – «инвалид», у него была как-то нога согнута или подогнута; я, честно говоря, не знаю все эти фокусы, как все это делается, но была такая видимость, что он без ноги) встает на обе ноги, собирает свои манатки и идет – рабочий день закончен. Человек, который дал монетку «инвалиду», вызвал полицейских; они зафиксировали ситуацию, записали данные цыгана; а упомянутый человек подал на него в суд. Но весь парадокс состоит в том, что цыган выиграл процесс, и после этого Зальцбург просто стоял на ушах, и все думали, что же делать с этими попрошайками. Оказывается, там где-то записано, что жители Евросоюза имеют право везде просить милостыню. Вот есть какой-то закон, и, представляете, у этого «бедного», «несчастного» цыгана нашлись адвокаты, которые отстаивали его интересы, и он выиграл дело. После этого Зальцбург «ротик сжал», и все думали и размышляли: «Что же нам теперь с ними делать, с этими цыганами?» – а их стало столько, ребята, что просто невозможно даже было пройти по центральной улице города. Цыгане сидели на каждом углу, на каждом переходе. И владельцы ресторанчиков, магазинов, которые находятся на главной улице города, прямо выбегали и говорили цыганам: «Уйдите! Уйдите с нашего места, отойдите от нашего магазина!» – а те как бы нехотя вставали, шли; но через минуту возвращались, когда видели, что полиции нет, и продолжали просить милостыню.

Точно такая же история, как и в Италии, с этими беженцами, которые продают там подделки сумок, очков и тому подобное. Эти люди выкладывают свой товар на подстилки, или картонки, или покрывальца и потом, как только видят итальянскую полицию, сразу свои мешки собирают, закидывают на плечо – и бежать. Как только полиция переходит на другую улицу и беженцы уже чувствуют себя в безопасности, они опять становятся на свое место, раскладывают покрывала и продолжают вести нелегальную торговлю.

Сейчас вернемся к нашим цыганам. Зальцбург думал, думал, что же делать с цыганами, как же от них избавиться, потому что от этих людей уже было «тяжело дышать», – и придумал. Спустя, наверно, полгода, издали закон, согласно которому цыгане имели право попрошайничать, но в определенное время. Прямо в законе прописали точные часы «работы» попрошаек. И также прописали, на каких улицах, в каких местах цыгане не имеют права попрошайничать. И после этого выпустили в город полицию, которая подходила каждому цыгану и объясняла, можно ли ему сидеть на этом месте или нельзя, ознакамливала с законами, показывала листовки с новым законом и вручала попрошайкам эту информацию.

Правители Зальцбурга дали цыганам, по-моему, около месяца, чтобы те продумали свой план действий, то есть в течение месяца попрошаек не штрафовали бы; а за нарушение закона они, конечно же, в дальнейшем должны были облагаться штрафом. И так в течение месяца полиция подходила к каждому попрошайке, показывала этот закон, объясняла на немецком языке, где цыгане могут сидеть, в какое время, объясняла их права и обязанности. Цыгане слушали-слушали, кивали головами, делали вид, что понимают.

Я вам хочу сказать, что вышеуказанный закон частично сработал, процентов, наверно, на 60 – 70, то есть действительно в местах скопления туристов стало намного меньше цыган; но все равно они есть, они не вымерли как вид и продолжают сидеть сгорбившись до очередного подхода к ним полицейского либо владельца ресторана, кафе или магазина.

Штрафуются ли граждане Румынии за попрошайничество? Не знаю, я никогда не видела, чтобы полицейские выписывали им штраф за попрошайничество, – я просто видела, что полицейские попрошайкам что-то рассказывают на немецком, те вроде бы понимают, машут головой, собирают свои вещи и уходят; причем все время поражает, как цыгане умеют очень быстро перевоплощаться из вот этих сгорбившихся «калек», «несчастных» в обычных, здоровых, прямо стоящих людей и как они покидают свое место; но, как я уже объясняла, делают они это временно.

Еще хотела вам рассказать, что у нас здесь в Австрии до нашествия беженцев из мусульманских стран вот эти цыгане, румыны стояли у входа в крупные магазины, такие как SPAR, и вроде бы торговали газетами, но на самом деле занимались попрошайничеством, потому что газеты были бесплатными. И вы знаете, австрийцы помогали как могли: кто-то давал цыганам продукты, кто-то деньги. Попрошайки стояли у входа в магазин, рядом с тележками. Здесь, когда берешь тележку, чтобы зайти в магазин и совершить покупки, нужно в эту тележку вставить 1-2 евро или 50 центов, тогда она отстегивается, и ты идешь с ней в торговый зал; а когда выходишь из магазина, то ставишь тележку обратно. И вот цыгане как раз у этого места стоят, и люди думают: «Ну ладно, дам попрошайке 1-2 евро», прямо из тележки вытаскивают монетку и дают попрошайке. Представляете, сколько людей за день посещают SPAR, а это крупный магазин; даже у нас в Гоинге (курортная деревушка) в SPAR’е очень много людей бывает, потому что это один магазин на всю деревню и из ближайших горных поселений тоже все едут в него. Короче, хорошо цыгане там зарабатывали, я вам скажу. И вот стояла у нас там одна женщина-цыганка, тихенькая такая, мирная, но в обеденный перерыв за ней приезжал мужчина; они садились в машину и уезжали. Не знаю, кем он был: сутенер или мафиози, а может, муж, который отправлял свою жену стоять работать у магазина, но неважно, не в этом дело. Стояла она там, стояла на протяжении рабочего дня: с 8 утра, по-моему, до 5 или до 6 вечера; а потом она заходила за угол дома; подъезжал этот мужчина на черной машине и забирал ее. И тут, спустя несколько месяцев, я вижу: она сидит за рулем красного автомобиля с австрийскими номерами. Вы представьте, ребята! Им дают деньги люди, у которых, может, даже своего автомобиля нет, которые, может, на велосипеде ездят; а вот у этой цыганки есть авто, и она еще приходит и деньги просит у других людей. Может, на бензин просит?

Конечно, если у таких женщин есть дети, то эти женщины обращаются за социальным пособием, и австрийцы им помогают, они даже своим так не помогают, как этим приезжим. Кстати, я упомянутую цыганку и на велосипеде видела. И у нее подружка была еще темнее, чем она, и колоритнее; и вот эта подруга стояла у нашего SPAR’а, просила милостыню – а потом ее прямо в SPAR взяли на работу. Но эта женщина такая активная, голосистая, видная; знаете, такая ух – коня на скаку остановит! Видите, эти люди имеют право на работу, у них есть документы, позволяющие работать. Тем не менее цыгане предпочитают стоять и просить милостыню. Может быть, не все, может, некоторые хотят пойти на работу, но их не берут по каким-то причинам.

Это было все, о чем я вам хотела рассказать. Конечно, историй много, но в одном видео обо всех не расскажешь. Если вам понравился данный сюжет, не забудьте поставить лайк, чтобы я вообще понимала, что вам такие видео нравятся, нравится знать, какие люди живут в Австрии. Не забудьте посмотреть первую часть видео, где я рассказываю об иммигрантах номер 1 в Австрии, о том, каких иммигрантов больше в этой стране.

Еще один момент как раз для тех, кто досмотрел этот ролик до конца. Если бы вы видели, где живут «бомжи» в Австрии, где живут эти румыны, цыгане. Я, когда увидела, просто обалдела. Я сделала сюжет на эту тему и ссылка на него будет в конце этого материала.

Благодарю вас за просмотр, подписывайтесь на канал, потому что будут выходить новые серии об иммигрантах и беженцах в Австрии. Пока!

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Поиск