Беженцы в Германии. Поселения под Мюнхеном

В последнее время Германия приняла много беженцев с Ближнего Востока. Однако, по мнению многих местных жителей, связанные с этим проблемы весьма преувеличены. Многие беженцы изучают немецкий язык, пытаются устроиться на работу и как-то адаптироваться.

Привет, мои дорогие зрители! Сегодня будет видео серьезное, необычное. Я не хотела снимать на эту тему видео, но вопросов приходит так много. Пожалуй, на сегодняшний день это самое запрашиваемое видео, и я решила не отвечать каждому из вас, хотя уже много раз отвечала на вопросы в комментариях. Также приходят личные вопросы во всех социальных сетях. Я все-таки решила снять это видео, хотя не владею информацией из первых рук. Могу только сказать, как обыватель, живущий в Германии, в Баварии, рядом с Мюнхеном, как я вообще наблюдаю ситуацию с беженцами на сегодняшний день в Германии. Я просто вижу это в городе, но объективно сказать, что это так или так, не получится. Потому что новости говорят одно, газеты говорят другое, а люди – это всегда какая-то третья сторона, такая частная, объективная.

Если говорить о событиях, которые произошли в Кельне на Новый Год, естественно, очевидцы этих событий имеют совершенно другую картину происходящего. Поэтому это будет просто частное мнение, частный взгляд одного человека, в данном случае, меня. Я хочу призвать вас к такому пониманию, что сколько людей, столько и мнений. Каждый увидел в этой проблеме что-то свое, как-то переварил ее. А те, кто попал в самый эпицентр неприятнейших, ужасающих событий, которые были в Кельне, естественно, имеют совершенно другое мнение, экстремальное и яркое.

Наверное, из моего рассказа вы поняли, что я ничего подобного не наблюдала рядом с собой. Вся шумиха, разгоревшаяся из тех событий, до меня докатилась, только исходя из новостей. Я тоже это читала, смотрела, слышала от людей, но самой меня там не было, и я ничего подобного не наблюдала. История длится уже давно, неизвестно, в какое русло она выльется дальше. Даже в самой Германии мнение двоякое. Уверена, что в любой другой стране оно было бы таковым. Многие люди против и считают, что Германия не с нуля достигла своих высот в экономическом плане, создали комфортную жизнь, инфраструктуру, порядок, дисциплину. Не для того это все создавалось, не для того страна порой шла на такие отчаянные шаги, чтобы поднять страну, не для того, чтобы сейчас это все просто раздавать. Причем, по сути, принимает беженцев правительство, а у людей их мнение не спрашивается. Люди выбрали себе правительство и в этой ситуации рулит уже правительство. Естественно, выбор и мнение людей как таковые не спрашиваются. Поэтому есть много недовольных.

Но надо отметить, что есть люди, которые очень сердечно к этому относятся и хотят помогать. Создаются лагеря для беженцев, они здесь заселяются в специальные поселки, и в городах есть, в Гильхинге построили большой комплекс и приняли какое-то количество беженцев, по-моему, несколько тысяч человек. Я вставлю кусочек видео из этого места. Многие немцы пошли работать в такие центры волонтерами без оплаты совершенно по собственному желанию. Они также везут туда одежду, какое-то продовольствие, помогает кто как может. Очень-очень большой процент людей, которые хотят помочь от чистого сердца. Мне кажется, эта нация тоже пережила в своей истории очень многое, сделала какие-то выводы и уроки для себя. Поэтому я считаю, что в этой истории есть еще отголоски с давних или не таких уж давних времен, когда ничего такого не могло случится. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю.

Как меня это касается? Вообще никак. В Мюнхене всегда было очень много иностранцев, город большой, крупный, центральный, один из крупнейших городов в Германии. Поэтому тут всегда было очень много иностранцев разных национальностей, это сразу видно. Поэтому для меня ничего не изменилось. Я не вижу каких-то толп чужеродных, чужестранных людей. Все, как обычно, всегда было много иностранцев и сейчас их тоже много. Ничего визуально не изменилось. Я говорю, что если бы я не была знакома с этой проблемой, я бы вообще ничего бы не заметила.

Еще моя начальница получила письмо от организации, которая помогает беженцам во время их проживания в Германии. Помогает им найти себя в профессии, может, пройти какую-то практику. Они помогают им как-то адаптироваться, чтобы они не просто по улицам ходили, не знаю, куда себя применить, чем заняться, а как-то себя применить, подрасти профессионально. Также языковые курсы им организуют. Они учат немецкий язык, потому что неизвестно, сколько эта история продлится, когда эти люди вернутся по своим домам. Чтобы они не были здесь совсем от общества оторваны, им организуют здесь какие-то интенсивные курсы немецкого языка. Так вот, моя начальница получила письмо от такой организации, в которой было написано: «Если у вас есть свободное место на практику, то не могли бы вы принять одного или двух беженцев?» И вот, моя начальница, пожилая коренная немка, сразу, не советуясь с мужем, с которым совместно владеет фирмой, прочитав письмо, она очень обрадовалась каким-либо образом поучаствовать во всей этой истории с беженцами. Она всех оповестила об этом: и своего мужа, и нас, коллег – что она с удовольствием примет в свою фирму человека, оказавшегося в такой ситуации, чтобы он у нас прошел практику. Не важно, что он будет делать, надо ли ему платить или нет – это все вторые, третьи, десятые вопросы. Самое главное, что человек может принять участие во всей этой истории. Она тут же ответила на письмо согласием. Буквально недавно к нам приходила женщина из этой организации с молодым парнем лет 17-ти, который здесь тоже прошел минимальный интеграционный курс немецкого, какие-то базовые знания у него есть. Женщина привела его на так называемое собеседование, поскольку это 17летний парень, к которого ни профессии. Единственное, чем он обладает – это желание и интерес чем-то заняться, также у него была небольшая практика в фирме брата, который занимается фотографией. Вот и все знания мальчика. Они провели собеседование, понравились друг другу. Я тоже краем уха слышала этот разговор, вполне себе адекватный молодой человек. Видно, что у него есть большое желание как-то проявить себя профессионально. Существуют разные программы, по которым идет распределение беженцев, и этот мальчик подходил под другую программу. Поэтому они его забрали, для того чтобы попробовать в другой программе, но сказали, что если они его не возьмут, то есть еще другие люди. В любом случае, раз у нашей фирмы есть такое желание, то они нам еще кого-то пришлют.

Я думаю, на этом мои познания в этой области исчерпываются. Я еще хочу сказать, что у нас в Гильхинге, в маленьком городке под Мюнхеном, всегда спокойно, люди рано ложатся спать, ставят в свои окна ставни. Очень редко можно встретить гуляющих людей вечером, разве что с собаками. Вообще, такая тишина и покой. Часто можем встретить, что автомобили не закрывают, окна могут оставить открытыми, велики иногда не пристегивают. Чтобы я услышала, что после поселение беженцев у нас в поселке… У нас 10 тыс. жителей, то есть совсем небольшой городок, и у нас поселили, кажется, 2000 беженцев, я точно не знаю. И чтобы после этого у нас начались какие-то погромы, кражи или еще что-то, я такого не слышала, не видела, не замечала. Один раз я увидела на станции Geisenbrunn, где ходит электричка, там висело объявление, что велик украли возле дома. За два с половиной года в Германии первый раз я такое объявление увидела. Значит ли это, что ноги оттуда растут, никто не знает, и делать сразу какие-то выводы было бы очень странно. Когда начался наплыв беженцев в районе аэропорта, там обокрали несколько подряд домов. Кто знает кто это сделал? За руку никого не поймали. Я уверена, что какие-то криминальные вещи здесь все равно происходят, иначе вообще полиция не нужна была бы. Но так, чтобы погромы или каким-то скопом началась криминогенная обстановка, ничего близкого с этим нет. Я порой узнаю какие-то серьезные вещи, которые происходят у нас в Баварии, чаще от родителей, которые в Сибири сидят, смотрят новости по телевизору и испугались за нас, из-за того что у нас тут происходит. В Москве тоже много чего происходит. Неужели каждый москвич может сказать… Если он своими глазами не видел, он также узнает это из новостей, если что-то произошло даже в двух домах от него. Надо это делить на два, не поднимать панику и не думать, что если в новостях показали, то это по всей Германии и каждого задело.

На этом все. Я надеюсь, что я как-то пояснила ситуацию. Надеюсь я никого никак не обидела, потому что я терпеть не могу все эти разговоры на политические темы. Надеюсь, я смогла максимально нейтрально донести информацию, которой владею. На этом все. Увидимся с вами в следующем видео. Пока-пока!

Привет друзья, сейчас вы видите перед собой такое строение. Насколько мне известно, мне сказали, что здесь находится пункт для беженцев, которые сейчас прибыли в Германию в большом количестве. Вот одно из строений здесь. Также здесь рядом поставили какие-то новые строения. Вот такие будочки. Не знаю, что там находится. Сейчас еще покажу, тут буквально 50 метров. Хотелось бы показать такие временные постройки. Это все, похоже, для людей, которые здесь живут. Такая целая вереница блоков. Раньше их здесь не было, раньше на этом месте как раз разбивали цирк. Но в последнем моем влоге вы могли видеть, что цирк сейчас на другом месте, а здесь как раз эти временные постройки поставили. Гильхинг принял какое-то количество беженцев. Не могу точно сказать сколько, но прибыли они к нам тоже. Управление Гильхинга разместило их здесь. Надо сказать, что ни одного человека я сейчас не вижу на территории. Возможно, днем они уходят в какие-то другие места гулять. Я не знаю, но ни одного человека я не заметила. Кстати, многие спрашивают, как вообще в Гильхинге сейчас, в Мюнхене, видно или не видно беженцев. Надо сказать, что если бы мы не смотрели новости и не узнавали из них огромные цифры людей, прибывших сюда, мы бы вообще ничего не заметили.

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Поиск