Сравниваем понты в Америке и понты в России (часть 2)

Для американцев также свойственно понтоваться. Однако, в отличие от постсоветских стран это свойственно в основном лишь молодым людям или иммигрантам. Кроме того, учитывая более высокий уровень жизни, в США люди хвастются более дорогими вещами.

— У нас училась тетенька лет 30 с лишним, и она 4-5 лет не была дома, в Уфе. Она поехала навестить маму в Уфу, вернулась раньше срока. Она вернулась и я спросил: «Как так?» Она сказала, что целыми днями обсуждаются люди вокруг, причем в больших количествах: «Один купил, другой продал, этот такой, тот сякой, а этот неизвестно где, а этот неизвестно с кем». Она сказала, что так устала от этого. Наверное, когда жила там, то было тоже самое, но уже отвыкла.

— Мне кажется, что тут это в русскоязычных кругах есть.

Какие у вас шансы на иммиграцию? Узнайте бесплатно за 5 минут прямо сейчас онлайн.

— Я это говорю это к тому, что когда о тебе все время говорят, то, может быть, тебе как-то хочется соответствовать. Я помню, как выходишь в Москве из подъезда, и тут сидит пяток бабок и они что-то трындят. Ты вежливо говоришь: «Здравствуйте!» Они тебе отвечают и начинают обсуждать.

— А у нас бабушки по двору ходили туда-сюда с опущенной головой и рассказывали друг о друге. Когда встречали кого-то, то улыбались, а потом говорили о нем за спиной. Тут я такое не заметил в штате Аризона, чтобы американцы разговаривали о своих друзьях. Они о чем-то разговаривают, но это смешно, рассказывают какие-то истории.

— Есть такое как потрепаться на работе. Чтобы программисты сидели и трепались.

— Я художник компьютерной графики, но у программистов в игровой индустрии своя команда, у них свои темы, а у нас – свои. В основном мы собираемся потрепаться про какие-нибудь комиксы. Это nerds, ботаники, которые разговаривают про новые движки, а мы про новые кисточки.

— Я помню, как я попал на паркинг какой-то компании, по-моему Facebook или Google, и я обалдел. Там молодые пацаны на очень классных тачках. Что-то в них есть такое, что нужно как-то соответствовать, но если он не соответствует, то всем пофигу. Никто не скажет, что ты едешь на каком-то кадиллаке.

— Если говорить о понтах американцев, то автомобили – это достаточно распространенная тема, и это не значит, что они покупают последний Ferrari или Maserati, а это, скорее всего ретро-кар, который он восстановил, кастомизировал. Все равно я видел много раз, как люди приезжают на своих старых автомобилях чуть ли не 30-х годов, которые блестят как новенькие.

— Большинство из них привозят на платформе, чтобы колесо не задело асфальт.

— Это тоже своего рода понты получаются.

— Это форма самовыражения.

— У меня знакомый в Портола Вэлли, покойный Джек Литлфилд, восстанавливал настоящие танки.

— Где он их брал?

— Их можно сейчас купить в любой восточноевропейской стране, там их столько осталось. Они просверливали танкам боевые стволы, чтобы они не стреляли. То есть это просто кусок железа. Но он миллиардер, у него родители связаны с нефтью в Техасе, у него огромная коллекция из 200 единиц техники. Но в 2009 году он скончался от рака, и его сыновья решили наконец-то коллекцию продать. Там был такой аукцион, можно было офигеть. Вот такие понты у него были – собирал танки и сам восстанавливал, для чего у него были волонтеры.

— А как насчет молодых американцев не в Аризоне? Ты же не всегда там был, ты же в Калифорнию переехал?

— В Калифорнии я живу уже 8 лет. Здесь я заметили понтов немного побольше.

— Все-таки есть что-то? Например iPhone 6 или многозарядная базука у тех, кто увлекается оружием в Аризоне?

— Да, есть оружейное комьюнити, где люди хвастаются своим оружием.

— Зачем им satellite dish?

— Я не знаю, для чего это им. Можно посмотреть «Игру престолов» на телефоне и одновременно автомат почистить.

— А вот мобильные телефоны являются предметом выпендрежа?

— Да, еще как! Среди совсем молодых ребят, если у тебя не iPhone, то не приходи на мой Twitter.

— Главная разница, которую я заметил – у нас, в СНГ, понтуются всю жизнь, а здесь это делают лет до 25.

— Может, это связано как-то с возрастом. В поколении до нас такое было не принято ни в Советском Союзе, ни в Китае, ни в Америке.

— Даже если у тебя было что-то, то нужно было сидеть тихо, не высовывайся.

— Здесь школьники любят понтоваться такими вещами, как Dodge, muscle car, iPhone.

— А откуда у школьника muscle car?

— У старшеклассников. Я знаю 17-летних ребят на белых или красных «Мустангах».

— То есть все построено на том, что у него есть, а другим пацанам недоступно.

— Мне кажется за последние 15 лет я замечаю здесь такое.

— Но это у школьников, а людям моего возраста уже все равно. Какие у тебя были истории с американцами, что ты смотрел на человека и понимал, что он просто понтуется? Он купил машину и говорил: «Смотри, какая тачка!»

— Такое я стал замечать совсем недавно, не более 10 лет назад. Я стал замечать, что даже у моих сотрудников, если игра продалась хорошо, то появилась BMW 7. Я спрашиваю, зачем ему это, и он отвечает: «Ну вот хочется». Или купил огромную Секвойю, а до этого была нормальная машина, которая без проблем доставляла его из пункта А в пункт Б.

— То есть отсутствие денег является главной причиной, чтобы не понтоваться. Мне кажется, что в Америке все вещи, которыми понтуются в России, можно купить.

— Хороший аргумент.

— Возможно, для себя важно иметь такую крутую тачку, а не для того, чтобы все сказали: «О, смотри, поехал».

— Может быть, и для себя, было приятно получить такую радость. Я говорю, что мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я не встречал много американцев, которые понтовались.

— А ты когда-нибудь понтовался? Если да, то как и когда? Ты же все-таки тоже из России.

— Первое время мне нужно было здесь привыкнуть, поэтому я не хотел здесь сильно выделяться, наоборот, хотел влиться в их культуру, чтобы меня за человека принимали, а не просто думали, что я какой-то абориген из бывшего Советского Союза. Первые 6-7 лет я просто старался учить английский и внедряться в их жизнь.

— То есть ты не понтовался?

— Нет.

— Можно одеть Gucci и дома у зеркала походить.

— Вы же в старших классах здесь учились? Девчонки падкие на то, как человек одет? Что делает молодого человека популярным среди девчонок?

— Там, где я учился, это были в основном атлетические достижения. Например, если это был крутой и красивый американский футболист, цвет кожи тоже очень влиял. Если ты белый, то с тобой и мексиканки будут общаться, и белые девчонки.

— То есть мексиканцу сложнее быть популярным?

— Да, до сих пор они там в основном считаются фермерами. Я замечал, что многие мексиканские девчонки в школе пытались быть похожими на белых, например, меняли цвет волос на более светлый.

— А симпатичные молоденькие мексиканки?

— Когда я приехал, то они мне показались экзотичнее, потому что я их видел только в сериалах «Моя вторая мама» или «Рабыня Изаура». А белые девченки чем-то напоминали русских, но, мне кажется, что русские все-таки красивее, чем то, что я видел в Аризоне. Это мой личный вкус.

— Просто на мой взгляд мексиканки в Мексике симпатичнее, чем мексиканки здесь.

— А в Испании они еще симпатичнее.

— Сюда-то ездят в основном бедные.

— У них тоже есть разделение по происхождение на Майя и испанцев. У последних сразу заметны европейские черты лица.

— А у мексиканцев есть понты?

— Я бы сказал, что у них интересные понты даже с машинами, например, лоу-райдерами. У них все должно быть в золоте или хромировано. В Лос-Анджелесе у них еще и гидравлика стоит, она подпрыгивает. Это все прикольно и смешно, я такого в жизни не видел.

— Я помню, когда мы только приехали, напротив были квартиры, где много мексиканцев. Я с удивлением заметил, что чувак может идти по улице с радиолой или магнитофоном, и он на всю улицу гремит своей музыкой. Это похоже на советскую жизнь. Или, например, стоит какой-нибудь редван побитый и недокрашенный, и вокруг него стоит около 15-ти молодых ребят, смотрят с умным видом на колеса, постукивают.

— Да, я помню свой советский магнитофон, мы ставили Виктора Цоя, весь двор стоял под него вечерком. Так хорошо было. А магазин «Березка» помните? Там были импортные товары и покупать можно было только за какие-то купоны или талоны, не помню, как они точно назывались.

— По-моему сертификатами. Они были разных серий, в зависимости от того в какой стране был, африканской или европейской, например, Югославии.

— Это был мой первый вкус западного мира. Заходишь в «Березку», и там стоят жвачки.

— Туда не пускали особо. Ты только заходишь, а к тебе подходят и спрашивают: «У вас какая валюта?»

— У моей мамы был знакомый, который пускал нас посмотреть, и все.

— Они не хотели, чтобы посторонние люди туда заходили, но у меня есть двоюродный брат, который служил во флоте в Североморске. В первые годы они ходили во всякие походы, и им давали эти боны. Как-то он был в Москве и просто пошел погулять по городу с женой. Его жена очень возмущалась и говорила: «Послушай, тут просто лежит в магазине то, за что мы там платим бонами в Североморске!» Другое дело, когда у тебя была валюта или за границей был человек. У меня был смешной случай. Я работал в одном педагогическом НИИ, и мы что-то разрабатывали. И однажды мне завлаб говорит: «Михаил Петрович, есть потрясающее предложение: конференция в Финляндии, городе Турку как раз по вашей тематике. Там всего три места, сотрудники комитета по вопросам образования уже места разобрали, но докладчика нет. Поэтому мы предлагаем такую комбинацию: вам продадут туристическую путевку, которая в эти дни будет проходить через Турку. Вы подъедите, отчитаете свой доклад и идете дальше гулять по Финляндии». Я ему говорю: «Эдуард Юрьевич, это как-то унизительно. В чем восторг?» А он сам в Танзании три года работал преподавателем математики, и у него была Волга, которую купил там. И он мне говорит: «Михаил Петрович, вы вообще борзеете! Вы ни в одной соцстране не были, и вам сразу позволяют поехать в капиталистическую, и вы так к этому относитесь». Это были понты, когда люди могли поехать куда-то за границу.

— Даже в Польшу, Венгрию, а Чехословакия – это вообще!

— Было еще такое понятие как «выездной». А я не был выездным, меня никогда никуда не выпускали, даже в соцстрану, потому что я могу опозорить родину своим внешним видом.


Переехать в США сложно, но есть категории людей, которым это доступно:

— Инвесторы. Достаточно вложить от 1 миллиона долларов и через 2 года все члены семьи получат статус постоянного жителя США (виза EB-5).

— Также можно открыть филиал существующей компании в Америке или же купить готовый бизнес в США (от $100 000). Это даст право на получение рабочей визы L-1, которую можно обменять на грин-карту.

— Известные спортсмены, музыканты, писатели и прочие экстраординарные люди могут переехать по рабочей визе O-1.

— В случае притеснения со стороны государства по религиозной, политической причине или же унижений из-за принадлежности к гей-меньшинствам, вы можете запросить политическое убежище в США (asylum).

— Кратковременно можно находиться на территории США по туристической визе B1/B2.

— Также можно получить второе высшее образование в США, проучившись 1-3 года.

Напишите нам, если вы хотите эмигрировать в США и подходите по одному из пунктов выше. Мы сотрудничаем с проверенными иммиграционными адвокатами и бизнес-брокерами, которые помогут реализовать ваши мечты.

Оценка шансов на эмиграцию

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Наш YouTube канал

Услуги по эмиграции