Малый бизнес в Польше. Реальная история.

Открыть мелкий семейный бизнес для иностранца в Польше не составляет особого труда. Вы столкнетесь с меньшей бюрократией, коррупцией и хамством со стороны госслужащих, чем в Украине. Кроме того, отрытие бизнеса может стать хорошим аргументом на получение вида на жительство в Польше.

— Привет, меня зовут Лена, и мы ждем, пока приедет трамвай.

— Это Елена, обладательница уже второго бизнеса. О втором мы расскажем чуть позже, ближе к осени, наверное.

Какие у вас шансы на иммиграцию? Узнайте бесплатно за 5 минут прямо сейчас онлайн.

— Пункт малой гастрономии, а если быть точнее, кофе на вынос. Находимся мы на улице Дитла, остановка трамвая Stradom на границе старого города и Казимежа.

— Тут раньше текла Висла?

— Тут раньше было два города. Старый город был Краковом, а это был отдельный еврейский город, и здесь протекала река.

— А вот вы начали с нуля? Что здесь было?

— Здесь был этот киоск. Этот киоск был абсолютно пустым, и он не был гастрономическим. До нас здесь продавали страховку. До страховки было что-то еще. Говорят, что он здесь стоит лет 15 и все время что-то разное. Это киоск типа «Рух», как наши «Союзпечать». Вот такой обычный киоск, который был абсолютно пустой.

— Вы взяли его в аренду?

— Мы его купили. Он стоит на государственной городской земле, но он может принадлежать кому-то. Фактически это наш киоск, но мы арендуем землю у города. Мы его купили у физического лица на свою фирму и в ZIKiT, ужонде инфраструктуры и транспорта, который дает разрешение, и подали внесок, чтобы город переписал эту аренду на нового собственника, на нас. Так что мы официально арендуем у города землю, официально платим городу.

— И сделали наливайку кофе.

— Эта история очень классная и интересная, потому что мы его купили сначала, а потом нам сказали, что мы не сделаем гастрономическую точку. Мы спросили: «Почему?» «Потому что это киоск». Для того чтобы Санэпид дал разрешение на гастрономию, здесь должна быть вода и канализация. Прицепы на колесах могут пользоваться мобильной системой, выносной водой, то есть баками и т. д. А киоски не могут.

— Но…

— Мы говорим: «Ну как же не могут?» Мы обращались к специалистам, которые решают за тебя вопросы, потому что мы же тогда только приехали, мы плохо говорили по-польски, даже больше боялись. И нам сказали, что это все. Прошлый хозяин, Мариуш, у которого мы купили, он уже делал запрос в водоканал. И ему сказали, что да, здесь есть канализация и теоретически это можно сделать. То есть он уже узнавал про возможность делать здесь гастрономию, но столкнулся с проблемой, что это сложно и продал не очень дорого, потому что негастрономическая точка стоит дешевле. Нам говорят в водоканале цифру в 30 или 60 тыс. злотых. Потому что нужен проект, нужны те, кто будет копать, нужна куча разрешений, куча времени, для того чтобы это сделать. Здесь проходит здесь, а вода по другой стороне улицы. Нам сказали: «Вы что?! Копать одну из центральных улиц города?» Это долго, это дорого, это будет стоить в 15 раз дороже, чем мы все тут купили.

Мы уже были с полной уверенностью, что у нас ничего не выйдет. Мы консультировались с проектантом о подведении сюда воды. Это нам очень долго не давало покоя, потому что я не понимала, есть ли вообще смысл эти деньги сюда вкладывать. Это дорого, это долго. Нам это было нужно для ВНЖ, нам нужно было подавать, что у нас что-то есть, хотя бы не обороты, а то, что у нас что-то начинается. Надо было хоть что-то показать. Я еще раз внимательно посмотрела ту децизию, которая у нас от ZIKiT. То есть документ, согласно которому мы арендуем у города здесь землю. Это вообще не называется арендой, это, скорее, разрешение. Я смотрю на него и вижу строчку, что наш киоск называется tymczasowy obiekt budowlany, то есть временный объектом строительства. И понимаю, что не может временный объект строительства подключиться к канализации, к водоканалу. Как? А что делать мне, если город придет и скажет мне, что у по плану архитектора тут должны построить замок или что угодно. Мы же арендуем, значит, у нас временно. Нас по сути до окончания договора город может проинформировать нас о том, что здесь что-то планируется, и мы вынуждены будем в конце отсюда убраться. И что, после нас останутся трубы? Короче, все не важно.

Мы приходим в Санэпид, потому что наших всех консультантов мы решили отменить, и нам говорят, что нам надо у кого-то спросить. «У кого?» «Все равно у кого». Идет какой-то паренек, мы его хватаем и спрашиваем: «Ты кто?» «Инспектор» «Отлично! У нас такой вопрос: мы хотим сделать гастрономическую точку, что нам делать?» Он сразу говорит: «А что за объект?» «Киоск». «Он стоит на земле?» «Стоит». «Значит, нужно подводить канализацию и трубы». «Я говорю: смотрите нашу децизию». Он берет этот документ, где написано: «tymczasowy obiekt budowlany». Значит, канализация не нужна, мы можем взять баки. Требование Санэпида заключается в том, чтобы была текущая вода из крана, но это можно реализовать этими баками. И он нам рассказывает тут же все требования, которые выставляет Санэпид для киосков, прицепов и мелких пунктов. Это проточная горячая и холодная вода, если вода из этих баков, то нужен договор с каким-то близлежащим рестораном или любым другим местом, находящимся не дальше 50 или 60 м на то, что мы будем выливать им грязную воду и на то, что сотрудники будут пользоваться туалетом. Второе требование заключается в том, что должно быть две раковины, одна для мытья посуды, другая для мытья рук. Должны быть легко моющиеся поверхности, закрывающиеся шкафчики, для того чтобы хранить там одноразовую посуду. И, по-моему, все. Самым важным моментом было сделать эту воду. Мы не имели понятия. Он нам перечислил эти требования, и мы стали выполнять их сами, как мы себе это придумали. И мы вообще не знали, как на это Санэпид отреагирует.

Мы поехали в строительный магазин, у нас опыт в этом, слава Богу, хороший. Мы купили просто два бака пластиковых на 30 л, маленький насосик с кнопочкой и подключили. Ты открываешь кран, нажимаешь на кнопку и у тебя бежит вода. Так во всех этих прицепах, во всех кебабах это реализовывается. Они все делают одинаково. У меня муж рукастый, он сам сделал. Это несложно и недорого. Если кому-то нужно, то сделать эту систему не составит никакого труда. Для любого мужчины понятно, что это такое. Мы поставили эти баки, купили красивую раковину для рук. Мы накупили все новое, чистое, новенькое, шкаф купили в IKEA для одежды высокий, здесь места достаточно много для этого. Если сравнивать с прицепом, то там, конечно, не развернуться. Здесь у нас стены и пол сразу были ламинатом обиты. Это тоже считается легко моющейся поверхностью. Мы все это поставили и думали, что все сделали. Приходим в Санэпид и говорим, что спрашивали какого-то мальчика, и мы все сделали. Они говорят: «Пишите заявку, что вы хотите, чтобы вас вписали в гастрономический реестр Санэпида. Вызывайте себе инспектора, в течение месяца у вас должна быть децизия, либо положительная, либо отрицательная». Паника, страх, мы не знали, что здесь будет, потому что мы не знали, примут ли у нас эту воду, или нам опять скажут: «Ребята, посмотрите на себя! Вы же не прицеп».

А еще ко мне пришла молодая девушка, инспектор, очень веселая, улыбающаяся. Я как на экзамене все ей показывала. Еще мы установили обогреватель, чтобы была теплая вода. Можно поставить маленький бойлер, нагреватель проточной воды. Она пришла, посмотрела, сказала, что у нас все чисто и красиво, потому что у нас все новенькое и чистенькое, ничем не загрязненное. Она проверила, идет ли вода, есть ли холодная и горячая. На тот момент нужно было, чтоб уже стояло все оборудование, все кофе-машины, все, чем мы будем пользоваться. Они на основании этого пишут протокол. А у нас этого ничего не было. Мы же не знали, дадут нам разрешение или не дадут. Как покупать машину, которая тоже дорогая, если нам откажут? Но она сказала, что все будет хорошо, у вас нет никаких ошибок, у вас все в порядке. Она спросила: «Какое будет оборудование у вас стоять?» Я ответила, что такое-то и такое-то. Она сказала: «Хорошо, я напишу. Все будет в порядке». Она мне сразу сказала, что решение будет положительное, его подпишет директор, и оно будет через две недели, но с понедельника – а это было в четверг – мы уже можем начинать работать. Она сказала, что разрешение еще до вас не дойдет, но вы уже работайте, открывайтесь.

Вот так мы открылись с кофе. Но это только первая часть нашего общения с Санэпидом. Потом мы стали работать, и у нас начали часто спрашивать еду: бутерброды, хот-доги. И мы решили, что нам надо расширить деятельность. Мы сразу боялись это добавлять, нам казалось, что это повлияет на решение как-то. Мы ничего не делали. Если у вас что-то есть, и вам нужно что-то добавить, то надо приходить опять в Санэпид, писать очередное заявление о том, что вы хотите расширить деятельность, и теперь у вас кроме кофе будут бутерброды, хот-доги. И пишется туда все, что только можно придумать. Надо сразу написать все и все перечислить. Мы сначала этого не знали. Мы думали, что есть разрешение, но там везде немного разные требования.

У нас уже была другой инспектор. Она сказала, что заодно проверку нам сделает. И она говорит: «Где ваше оборудование, на котором вы будете готовить бутерброды? Купите! Как вы подаете заявление, еще не купив?» Об этом мы не подумали. Потом она говорит: «У вас должна быть вытяжка. Принудительная вытяжка, которая включается, и она не просто должна висеть, а действительно должна быть дырка на улицу, и оно все должно туда выходить». Они берут месяц на рассмотрение этого заявления. Они его не продлевают, либо да, либо нет. Инспектору интересно уложиться в этот месяц, потому что это официальный срок. И у нас остается четыре дня до конца этого срока рассмотрения, и она говорит: «Ребята, вы можете за четыре дня сделать вытяжку?» Я говорю: «Конечно!» Я всегда сразу говорю, что все мы можем. У нас уже была вторая встреча, поэтому мы предполагали, что так может быть. «Но вы ее, пожалуйста, поставьте! Потому что если вы этого не сделаете, то попадем мы вдвоем» Она нас попросила ее поставить, сделать ей фотографию, мы ей выслали фотографию, и она сказала, что все хорошо. Вот так это происходит.

Я о том, что мы общались с тремя людьми в Санэпиде: с тем первым парнем и двумя инспекторами. И все они идут тебе навстречу, помогают, подсказывают. Они доброжелательно настроены, спрашивали, как у нас все идет, желали, чтобы все было хорошо. То есть человек не пришел, для того чтобы деньги у тебя взять или еще что-то. Они все очень положительно настроены, у нас опыт общения с Санэпидом был очень положительным и хорошим.

— А как вообще бизнес идет?

— Вообще здесь такое место, которое вроде как интересное, но туристов здесь не очень много. Они здесь есть, они здесь регулярно бывают, но их здесь немного. В основном здесь местные жители. Здесь трамвайная остановка, поэтому здесь люди ходят на трамвайчик и заходят на кофе, если у них есть время, если у них трамвай не через две минуты. Для всех, кто планирует заниматься таким бизнесом, важно понимать, что поляки – люди другие, они очень пунктуальные. Если у него через две минуты трамвай, то он не будет задерживаться и ждать следующего. Мы как мыслим? Я хочу выпить кофе, у меня будет следующий трамвай через семь минут. Ничего страшного, я выпью кофе, покурю сигаретку. Поляк так думать не будет. У меня были такие случаи, что я делаю кофе, человек бросает свой кофе, даже если он за него заплатил, и бежит на трамвай. Причем, ладно если б он шел на работу, а он же вечером куда-то едет. Они очень пунктуально.

Конечно, туристы классно покупают. Поляки у нас прикормлены те, которые рядом живут. Для тех, кто рядом живет, у нас есть карточки постоянного клиента. Они бегают и лепят радостно эти наклеечки. Я вообще считаю, что этот кофейный бизнес в Кракове очень зависит от места. Это в первую очередь. Есть такие места, в которые человек идет, и не важно, где он стоит. А здесь это важно, где он стоит. Для того чтобы были продажи сразу, нужно стоять в месте, где много движения какого-то. А если так, как у нас, то на это нужно время. Местные привыкают, и за год мы увидели прогресс. Он медленный, но он стабильный. Сначала было, мягко говоря, тяжеловато. Мы с октября открылись, и в ноябре идет сильный спад, и было совсем грустно. Мы работали тогда сами, поэтому держались. У нас городская аренда, и она дешевая, поэтому можно на ней продержаться. Немного трудно искать себе место на городской земле, но это намного дешевле.

А потому как идет, нужно работать регулярно. У нас сейчас небольшие перебои с работой, поэтому стало хуже. В сезон весна-лето все нормально. Если это маленький семейный бизнес, то он такой и будет – маленький и семейный. Рассчитывать на сверхприбыль нет смысла.

— Я так понимаю, что речь идет о средней зарплате по Польше, да?

— Да. Это как будто мы сами себе создали место работы, не устраивались к кому-то, но имеем столько же с единственной разницей, что мы сами за это отвечаем.


Польша — замечательная страна для жизни. Эта одна из стран Евросоюза, куда проще всего эмигрировать.

— Программисты, дизайнеры, фотографы и прочие творческие профессии, которые работают сами на себя, имеют уникальную возможность получить ВНЖ в Польше на 3 года и платить минимальные налоги.

— Выпускникам школ можно поступить в польские вузы.

— Взрослые же могут получить новую специальность (повар, парикмахер, визажист, массажист и т.д.) в бесплатных полицеальных школах. Что даст возможность в будущем работать в Польше.

— Люди с предпринимательской жилкой могут уехать в Польшу с помощью бизнес-иммиграции.

— Если у вас есть польские корни (скажите спасибо бабушке или дедушке), то Карта поляка ждет вас. Кроме материальной помощи в размере 1400 евро, вы через год сможете получить польский паспорт.

Кроме оказания услуг по эмиграции, мы поможем вам арендовать квартиру в Варшаве, Кракове, Вроцлаве и т.д. Один из вариантов инвестиций — покупка недвижимости в Польше для последующей сдачи через управляющую компанию.

Напишите нам, если вы хотите иммигрировать в Польшу.

Также посмотрите наш ролик: "7 способов переехать в Польшу".

Оценка шансов на эмиграцию

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Наш YouTube канал

Услуги по эмиграции