Смог и дети в Кракове. Реальная история. Часть 2.

Людям, которые думают переехать жить в Краков, стоит знать о проблеме смога, ведь она может серьезно сказаться на здоровье их детей. Хорошей альтернативой городу является жизнь в сельской местности в горах. Именно такой вариант (после недолгого проживания в Кракове) выбрала семья с ребенком, поселившись в частном доме.

Продолжение беседы Владимира и Елены на тему загрязненности воздуха в Кракове, болезни ребенка из-за смога и последующего переезда семьи в сельскую местность.

– (Владимир) Спасибо тебе большое за честность и откровенность. И поэтому очень! просим в комментариях быть максимально тактичными. Это надо ценить и уважать – что человек поделился очень личным и очень больным. Задавайте вопросы, мы постараемся по мере сил отвечать. Большое тебе спасибо, Лена.

Какие у вас шансы на иммиграцию? Узнайте бесплатно за 5 минут прямо сейчас онлайн.

– (Елена) Короче, я разговариваю с доктором в Колобжеге и спрашиваю у нее, действительно ли связь очевидная с Краковом. Она подтверждает, что, скорее всего, да. Она мне не сказала, что, «конечно, это сто процентов – вы бы вообще не болели, если бы вы не приехали; но очень большая вероятность, что это связано с Краковом». Я ей говорю: «Что нам делать? Есть ли смысл нам сейчас (у нас тогда еще не было хостела, у нас еще было меньше тут привязок) переезжать на море?» Но все равно, привязка к Кракову уже есть, фирма уже все равно работает. Ну ты понимаешь, о чем речь.

– (Владимир) Ну да, уже корни начали пускать.

– (Елена) Да, потихоньку. Еще можно было, но уже так…

– (Владимир) Некомфортно было бы.

– (Елена) Да. И я у нее спрашиваю, стоит ли нам переезжать на море, потому что я, в принципе, была готова все бросить, переехать на море и там что-то еще начать. Куда-то туда – в Гданьск, в Гдыню, мне те места очень нравятся. И врач мне сказала: «У вас возле Кракова есть горы, – первые вот эти, не Закопане, – попробуйте уехать за город, в горы, куда-нибудь повыше, где меньше людей, где свежее воздух, – попробуйте уехать туда».

– (Владимир) Ага, ветерок чаще дует.

– (Елена) Да. Но главное, чтобы выше было. Попробуйте, мол, там пожить полгода или год и понаблюдайте. Если ребенку станет лучше, то хорошо; а если будет опять плохо или еще хуже, то есть приступы участятся и усилятся и так далее, тогда лучше уезжать на море.

Я очень долго беседовала с врачом. Она мне рассказывала о том, что… Мы вроде как это все и читали тоже, об этом везде информации много, но когда тебе врач говорит, еще и местный, вроде как-то все…

– (Владимир) И после такого количества бронхитов.

– (Елена) Да, она, конечно, сказала, что, естественно, есть дети, взрослые люди, которые реагируют на краковский воздух…

– (Владимир) Более восприимчиво.

– (Елена) …потому что, особенно в отопительный сезон, мы знаем, что у нас плохо проветривается здесь город, что стоит…

– (Владимир) Топят чем попало.

– (Елена) Да, топят часто чем попало, опять же. Даже когда не чем попало, а когда это просто уголь, в результате его горения тяжелые частички оседают. Из-за того, что часто туманы… Почему все время говорят, что туман путают со смогом – их не путают, просто когда туман, то эти мелкие частички не оседают, они летают в воздухе и ты ими дышишь. Поэтому не советуют детям выходить на улицу гулять. И если бронхам взрослого человека легко это отфильтровать, потому что они больше, то бронхам детей это дается тяжелее, поэтому дети больше подвержены собственно этим обструкциям. Это реакция на аллерген, то есть в этом смоге могут быть частички, на которые…

– (Владимир) Ну сами по себе эти частички являются аллергеном, на который некоторые люди острее реагируют.

– (Елена) Да, но тут какая тема: понятно, что кого-то это коснется, а кого-то не коснется. Честно говоря, это для всех не рай. Для любого здорового человека все равно полезнее жить в здоровом воздухе. Мы это понимаем, но все равно живем в городах и дышим загрязненным воздухом.

Есть люди, которые изначально больше предрасположены к подобным заболеваниям. У нашей дочки, вероятно, есть что-то наследственное, потому что я в детстве болела похоже; не так, но были похожие какие-то моменты. Сейчас мама стала вспоминать и говорить: «Да, у тебя ведь тоже были обструкции». Конечно, есть место этому, что заболевание просто наследственное. Но если бы дочь продолжала жить в том климате, где она не болела, возможно, оно бы не проявлялось.

– (Владимир) Не провоцировалось.

– (Елена) А тут как бы это слабое ее место сразу же обнаружилось из-за экологии, то бишь если это слабое место есть, то оно проявится. Скорее всего, это произойдет в ста процентах случаев. Если нет, то нет.

– (Владимир) Я хотел донести тот момент, что проблема со смогом есть, но она может коснуться, а может не коснуться. Если вы едете в Краков (особенно с детьми), надо быть потенциально готовым к тому, что если это коснется детей…

– (Елена) Особенно с маленькими. Детки после 5 лет уже меньше подвержены. Вот дети 2, 3, 4 лет, они маленькие еще, у них все это меньше, они более подвержены заболеваниям. Еще такая проблема с этой обструкцией: она может быть один раз у каждого ребенка – и в этом ничего страшного, если она второй раз, это уже звоночек, если это подряд продолжается несколько раз, очень многие врачи считают и называют это бронхиальной астмой. Считается, что обструкция, которая повторяется более 3 раз в год, – это бронхиальная астма. Просто не все ее так называют. Кто-то говорит, что нет, это еще не астма, потому что…

– (Владимир) Кто-то перестраховывается, а кто-то нет.

– (Елена) …ну, спорят чуть-чуть. Но врачи вообще не торопятся ставить диагноз астмы, особенно здесь, не хотят. Они как бы продолжают говорить, что у вас повторяется то, повторяется это; но они не торопятся ставить диагноз.

– (Владимир) Слушай, а вот вы переехали в горы, то есть за Мысленице, да?

– (Елена) Да, за Мысленице. Мы живем в 45 километрах от центра Кракова. Мы живем классно. Кстати, да, я же начала об этом рассказывать. Я еще до поездки к врачу просматривала места за городом, потому что у нас друзья жили в той стороне, еще выше. И мы там встречали Новый год, когда… ты помнишь, как было на Новый год?

– (Владимир) Смалили, да.

– (Елена) Вообще! Был сильный мороз такой, выходишь – дымка перед глазами.

– (Владимир) Смаль, да, такая была. Ты приходил с улицы – одежда «пахла».

– (Елена) Да, очень сильно воняло. Мы так испугались ну из-за Дашки и сразу уехали туда (к друзьям). Приезжаем к ребятам (они реально над облаками жили, очень высоко) – а там ничего. Ну серьезно, хоть и дома стоят и топятся – высоко, и хорошо.

Я с того момента начала подыскивать нам дом. Нашла один дом, тоже за Мысленице. Там просто тяжело было что-либо в аренду найти. Никто не сдает. Там все себе живут в своих деревнях. И я нашла этот единственный дом, мы его уже даже смотрели и отказали, потому что ехать далеко, неудобно. В общем, дом какой-то сомнительный, там есть какие-то моменты странноватые.

– (Владимир) Ну дом – всегда дом, это всегда геморрой.

– (Елена) Нет, ну мы жили в доме, мы поэтому как бы имеем представление. Просто у нас был дом намного комфортнее, чем этот, в котором мы живем теперь, поэтому мы такие: а-а-а, черт! Я отказала тому хозяину. Но когда врач просто взяла и мои мысли произнесла: «Попробуйте уехать в горы к вам туда, под Краковом», я от нее вышла и сразу звоню этому Рафалу: «Вы знаете, мы согласны». Он говорит: «Да сколько можно!» Потому что мы ведь тоже к нему 2 или 3 раза ездили и думали ходили: вроде нравится – вроде нет. Да, мы согласились, он нам этот дом оставил. Причем еще классно, что он дешево стоит как для дома. Так что мы уехали туда.

– (Владимир) Ну а дочке легче стало?

– (Елена) Да. Сейчас осень, она снова заболела. Сейчас холодно, вот прямо в настоящий момент она болеет. Мой муж звонил и говорил. У нее тоже есть эти обструкции сейчас, и ей делают ингаляции. Но важно и то (о чем нам говорила врач), что необходимо увеличить время этих ремиссий, увеличить время между болезнями. И с того момента, как мы переехали (это было в марте, и она в марте еще болела последний раз, когда мы были в Кракове), дочь не болела все лето, до осени.

– (Владимир) Сегодня у нас 14 октября, то есть с марта по 14 октября она не болела.

– (Елена) Да, хотя было и холодно и всяко, и у нее был даже когда-то там насморк.

– (Владимир) А в садик ходит?

– (Елена) Сейчас пошла с сентября.

– (Владимир) С сентября пошла? До этого, то есть с марта, не ходила, да?

– (Елена) Не ходила. Нет, не с марта. Мы там еще… в июле…

– (Владимир) Ну плюс-минус.

– (Елена) Да, самый первый садик мы бросили очень быстро – через месяц, потому что болезни повторялись. Нам сказали: нет, лучше в садик не ходить.

– (Владимир) Чтобы не провоцировать лишний раз болезни.

– (Елена) У нас тогда болезнь и без садика проявлялась. И даже летом! Но больше это касается зимы, это больше касается отопительного сезона – осени и зимы.

– (Владимир) Четко чувствуется: смалят часто ерундой всякой.

– (Елена) Лучше стало, но не сказать, что мы прямо оздоровились и совсем выздоровели. И непонятно, выздоровела бы она на море точно так же, то есть пока не проверишь – не узнаешь. Но мы вообще стали ощущать, что там лучше, за городом, по всему, даже по себе. Все равно воздух чище.

– (Владимир) Ну конечно.

– (Елена) Мы тоже живем достаточно высоко, наш дом в самом конце деревни, у нас дом в тупике, в таких «джунглях».

– (Владимир) Dziki (кабаны) ходят?

– (Елена) Нет, кабанов мы не видели. Но у нашего соседа есть корова, ха-ха!

– (Владимир) Ха-ха!

– (Елена) Ходит на наш участок траву есть. Да, классно. Мы вообще любим и пропагандируем жизнь за городом, мы любим природу и все это.

– (Владимир) Подальше от соседей, свое личное пространство.

– (Елена) Да, чтобы никто не курил рядом. Еще курение тоже так достает. Естественно, что дети, которые страдают подобными заболеваниями, сильно реагируют на дым. И Краков, в котором каждый третий человек курит, – это тоже противно было.

Дочке легче стало. Но сейчас она опять заболела, поэтому будем смотреть, что в настоящий момент происходит, прямо сейчас, потому что начнется отопительный сезон. Там, где мы живем, тоже есть дым, его меньше, но он тоже есть, там ведь только частные дома. Хотя у нас отопление газовое, мы не топим, у нас газовый котел.

Так что посмотрим, понаблюдаем; к этому готовым быть надо. Ну мы как бы для себя этот выход нашли, потому что мы во всяком случае постарались что-то сделать. У нас довольно большая проблема часто с доездами, это всегда занимает много времени. Сейчас Даша ходит в садик там, в селе. Получается, в садик ее отвел – можно уехать, потом тебе обязательно надо скорее галопом туда мчаться.

– (Владимир) За 50 километров вернуться быстренько, да.

– (Елена) Ну как бы да, всегда надо планировать, всегда помнить, то есть немного оно тяжеловато по жизни.

– (Владимир) Няню там уже не найдешь.

– (Елена) Мы там вообще диковинка! Там, кроме нас, по-русски никто не говорит, хе-хе.

– (Владимир) Местная достопримечательность, да?

– (Елена) Да, на нас все смотрят, нас там все уже знают. Ну это же село, ну реально – это село.

– (Владимир) Село, село, да.

– (Елена) И какая няня?! У них там другая совсем жизнь, она вообще не похожа на ту, что в Кракове. Это очень прикольно.

– (Владимир) Агротуристика такая в реальной жизни.

– (Елена) Да. Но там в основном меньше сельских людей, у которых есть коровы и еще что-то подобное, а больше людей с хорошими машинами, живущих в красивых домиках.

– (Владимир) Да-да-да.

– (Елена) Нормально себе живут.

– (Владимир) Сдают квартиры в Кракове и живут за городом.

– (Елена) Да. Ну там классно, там такие виды красивые. Что я говорила про Мысленице?.. Когда люди думают, что нужно уехать от смога, то необходимо уехать за Краков. К сожалению, просто выехать за Краков…

– (Владимир) Это половина правды.

– (Елена) …этого очень мало, потому что важно, в какую сторону вы едете. Мы живем от Мысленице вверх, в гору, а за горой опять идет дорога на Закопане, то есть мы прямо на горе живем. А в самом городе Мысленице, который, в принципе, внизу, там вообще!.. Я недавно ехала в маршрутке и вышла в Мысленице – ну просто ощущение, что рядом с тобой жгут покрышки, как на Майдане.

– (Владимир) Вы уж извините за сравнение.

– (Елена) Но правда! Зеленый какой-то дым, вонь – у меня заслезились глаза, я вышла, и у меня слезятся глаза, я в шоке. Это уже холодные дни были, отопление. А люди не стесняются. Там же мусор неудобно вывозить, там машину надо ждать. У нас летом два раза в месяц машина приезжала, а сейчас один. Ну у нас там большие баки на улице стоят, нам мусорные пакеты большие выдают; но машина все равно один раз в месяц приезжает зимой. Мы мусор сортируем, у нас разные пакеты под разный мусор. Но я так смотрю, что бумагу, упаковки легче людям жечь в своих печках, потому что… потому что легче, чтобы их не складировать. Ну а мы знаем: если это пакеты от молока или еще чего-то, там везде пластик и прочие вещества, из которых выделяются вредные частицы при горении. И судя по цвету дыма, который идет из разных дымоходов, там…

– (Владимир) «Кока-Кола» тоже присутствует, ха-ха!

– (Елена) Ха-ха! Ну что-то типа того, да. И Мысленице – очень-очень вонючий город, вообще просто нереально! Там ведь нет многоэтажек. Может быть, есть чуть-чуть, но в основном частный сектор. И там все топят печи, то есть в этом городе еще хуже, чем в Кракове. Поэтому просто выехать за Краков – это не вариант.

– (Владимир) Давайте так: это по ощущениям лично Елены.

– (Елена) Конечно!

– (Владимир) Это не есть истина в последней инстанции.

– (Елена) Нет, ну естественно.

– (Владимир) Это личный опыт.

– (Елена) Это только наш опыт, только наши ощущения, вот. И что еще важно сказать: я не спорю больше о том, есть ли в Кракове смог или нет, потому что он есть. Но…

– (Владимир) Вопрос: как ваш организм?..

– (Елена) …волнует, ну как бы да, задевает это лично тебя или нет, влияет ли это на твое здоровье или нет. Я тоже чувствую по себе, но я не болею, не кашляю. Однако я даже когда из дома приезжаю сюда, когда долго не бываю в Кракове, я чувствую, что здесь воздух другой.

– (Владимир) Да, да, да, я подтверждаю.

– (Елена) Это чувствуется всегда. Ну может даже голова болеть первый день, а потом привыкаешь, адаптируешься и все, то есть нельзя сказать, что однозначно ты тут отравишься и помрешь, ха-ха.

– (Владимир) Ну и просто так бросить Краков уже не хочется.

– (Елена) Да, мы тут при… при…

– (Владимир) Прижились, корни пустили? Бизнес?

– (Елена) Я хотела сказать, присасываемся потихонечку.

– (Владимир) Ну, можно и так, да.

– (Елена) Все равно привыкаешь. И точно так же не для всех легко постоянно переезжать и заново адаптироваться. Мне все равно, например. А у меня есть еще, ха! двое детей (муж в качестве второго «ребенка». – Примеч.). Извини Дима, у меня еще есть муж и дочь.

– (Владимир) Хи-хи!

– (Елена) Сейчас у дочери садик, у нее там уже жизнь, поэтому мы остаемся пока там. Будем наблюдать, смотреть.

Конечно, когда я была на эмоциях, когда мы все время болели, я всем говорила: «Вообще с детьми не советую, даже не думайте сюда ехать с маленькими детьми». Но, как показывает опыт, конечно, это не всех…

– (Владимир) Не у всех.

– (Елена) …не всех это настигает.

– (Владимир) Ну суммарно, я так подозреваю… Вот я знаю…

– (Елена) Но статистика здесь все равно печальная.

– (Владимир) …десяток семей с детьми, у которых проблемы проявились здесь.

– (Елена) У меня есть знакомая тоже девушка. Когда она приехала, ребенку еще 2 лет вроде не было, и у ребенка начались сильные приступы. Понятно, чем старше ребенок, тем легче проходит заболевание. Они прожили 8 или 9 месяцев здесь, просто не смогли дальше с этим бороться и вернулись в Украину. Я у нее недавно спрашиваю, помогло ли вам это. Она сказала: «Да. Мы уже в Украине 8 месяцев. Последний раз переболели, когда приехали, и больше не было ничего», то есть обычные болезни есть, а вот эти вот реакции – кашель, приступы – закончились.

– (Владимир) Еще раз! Мы никого не пугаем.

– (Елена) Мы же, наоборот, всех завлекали до этого, ха-ха!

– (Владимир) Да, мы стараемся быть активными, потому что одни отмахиваются (кого это не касается), а другие просто… Ну не каждый человек расскажет о том, как болеет его ребенок, что вот он стал болеть чаще. Это личная ответственность. Естественно, родителю сложно признаться, что он, по сути, переездом сделал ребенку хуже. Поэтому людей, которые об этом расскажут, мало очень. Большое тебе спасибо, Лена.

– (Елена) Это просто неприятно. У меня есть подружка, мы между собой разговариваем, и все время, когда кто-то говорит: «Ой, вы что опять заболели?» – человека хочется ударить, ха-ха, как минимум! Но это не к нему претензия, а свое, оно внутри просто.

– (Владимир) Ну это неприятно, это действительно больной вопрос, поэтому еще раз повторю: проблема есть, и она может коснуться. Краков прекрасный город для жизни, прекрасный. Но! Если вы хотите поехать, будьте готовы, что, возможно, из-за смога вам придется уехать. Это надо держать в голове.

– (Елена) Я еще хочу обратить внимание особенно тех родителей, чьи дети уже имели проблемы с дыхательной системой. Ну потому что видно, да, когда дети болеют насморком и кашляют: у одних это быстро проходит, а у других нет. Все равно человек по своему ребенку знает. Таким людям, конечно, надо подумать чуть-чуть. Ну не знаю даже как.

Опять же, почему истерика, откуда паника? Оттого что эти (я не знаю, мы вообще об этом сказали или нет) обструктивные бронхиты переходят в астму. А, я сказала это, да.

– (Владимир) Угу, угу.

– (Елена) Но! Астму ребенок в большей части случаев перерастает, то есть он вырастает и после 7 лет перестает болеть.

– (Владимир) Но нужно создать, как ты говорила, условия для того, чтобы не провоцировать лишний раз болезнь.

– (Елена) Да, лучше не провоцировать. Ребенок может перерасти, а может остаться астматиком на всю жизнь. Ты как бы понимаешь, что тут такой момент… Поэтому от того все истерики, от того все переживания, от того все это.

Надо – это уже больше даже про медицину, – надо обращать внимание: нам каждый раз давали антибиотик, «предупреждая» пневмонию, понимаешь, которой у нас не было. У нас та была первая, и сейчас мы тоже уверены. А потом, ну не может у ребенка через месяц, через каждые 2 месяца быть постоянно пневмония. Конечно, может быть, и возможно такое, но тогда, как нам та врач сказала, ребенок выглядит уже совсем по-другому, по нему уже видно, что это очень-очень тяжело.

– (Владимир) Хорошо, спасибо тебе большое за честность и откровенность. И поэтому очень, очень! просим в комментариях быть максимально тактичными, да.

– (Елена) Ну да.

– (Владимир) Это надо ценить и уважать – что человек поделился очень личным, очень больным. Вопросы задавайте, постараемся по мере сил отвечать. Большое тебе спасибо.

– (Елена) Спасибо. Кстати, если есть вопросы про жизнь в селе, я тоже могу очень много рассказать про это.

– (Владимир) О да, если есть вопросы о жизни в селе, задавайте. Мы на них будем отвечать.

Вся информация на канале – это наш опыт жизни в Польше. И это не есть истина в последней инстанции. Мы всегда благодарны за дополнения и исправления в комментариях. Но только в корректной форме. Подписывайтесь на канал. Жмите «нравится» или «нет» ☺. Задавайте вопросы и предлагайте новые темы.


Польша — замечательная страна для жизни. Эта одна из стран Евросоюза, куда проще всего эмигрировать.

— Программисты, дизайнеры, фотографы и прочие творческие профессии, которые работают сами на себя, имеют уникальную возможность получить ВНЖ в Польше на 3 года и платить минимальные налоги.

— Выпускникам школ можно поступить в польские вузы.

— Взрослые же могут получить новую специальность (повар, парикмахер, визажист, массажист и т.д.) в бесплатных полицеальных школах. Что даст возможность в будущем работать в Польше.

— Люди с предпринимательской жилкой могут уехать в Польшу с помощью бизнес-иммиграции.

— Если у вас есть польские корни (скажите спасибо бабушке или дедушке), то Карта поляка ждет вас. Кроме материальной помощи в размере 1400 евро, вы через год сможете получить польский паспорт.

Кроме оказания услуг по эмиграции, мы поможем вам арендовать квартиру в Варшаве, Кракове, Вроцлаве и т.д. Один из вариантов инвестиций — покупка недвижимости в Польше для последующей сдачи через управляющую компанию.

Напишите нам, если вы хотите иммигрировать в Польшу.

Также посмотрите наш ролик: "7 способов переехать в Польшу".

Оценка шансов на эмиграцию

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Наш YouTube канал

Услуги по эмиграции