США 2367: Плохие районы в США или разгульная жизнь на 10 долларов в час

Плохие районы в США в сравнении с районами в России и СНГ. Есть ли возможность хорошо устроится в Штатах с работой за 10 долларов в час? За эти деньги можно устроиться, но нужно расти, как в финансовом, так и в рабочем плане.

Здравствуйте, друзья!

У нас такой вопрос. Я бы сказал, хороший вопрос. Звучит он так: расскажите о хороших районах и о плохих. Вот именно на плохих там фокус был. И это, действительно, тема, которая многих волнует: приехать в США и не оказаться там в плохом районе. И, действительно эта тема муссируется недобросовестной пропагандой, что вся Америка живет в плохих районах, если попадешь, так уж точно будешь жить в плохих районах, и там тебя будут обижать афроамериканцы, порежут ножом латинос, ну и все, что полагается плохому району. И дальше вопрос гласит, что в то же время на форумах встречаются истории людей, которые получают примерно 10 с чем-то долларов в час и при этом хорошо устроились. Это меня даже больше заинтересовало, чем плохие районы.

Если мы говорим о плохих районах, то я скажу так: в США есть плохие районы, там преступность повыше, там население победнее. Скажем так, если принять, что 10% в США составляют плохие районы, и вы поедете в эти районы, вы на него посмотрите, поймете, что это такое, то это 90% страны, в которой вы живете. Вот собственно и все. Просто у вас свое понятие плохого районы, а здесь свое понятие. Если вы хотите понять, что такое плохой район, то в том месте, где вы живете, его с избытком, а здесь это небольшой процент, вот собственно и вся разница. Поэтому, говорить о плохих районах мне не так интересно, а вот говорить о 10 долларов в час и люди при этом хорошо устроены, и все у них есть.

Дело в том, что очень трудно жить в одной стране, и быть счастливым от того, что кто-то живет хуже в другой стране. Допустим, вы живете там, де вы живете, например, в Российской Федерации, или пусть это будет Узбекистан или Украина. И вот вы думаете: «Вот мы тут плохо живем. Поеду я в Америку». Я помню одного парня из Киева, это было много лет назад, кто-то ему сказал, в каком-то письме он прочитал, тогда интернета не было, что там какой-то человек эмигрировал в США и работает в Нью-Йорке за семь долларов в час, улицы подметает. И это его потрясло, эти семь долларов в час. Он сам вообще программистом был. И он говорил: «Да я, в крайнем случае, за семь долларов в час улицы буду подметать». Он говорил, не понимая вообще, о чем речь. Семь долларов в час в Нью-Йорке, это не то же самое, что семь долларов в час в Киеве в 90-м году, когда все это происходило. Потому что в 90-м году за один доллар давали, скажем, 20 рублей, а, допустим, 200 рублей была зарплата приличного инженера, не начинающего. То есть вы понимаете, он бы там за полтора часа зарабатывал бы зарплату инженера, а за целый день, это уже там доктор наук, зав кафедрой. И он думал, что, зарабатывая семь долларов в час в Нью-Йорке, он смог бы их потратить с той же эффективностью сегодня тут в Киеве. Он бы раз в месяц квартиру бы покупал трехкомнатную и т.д., по тем ценам, по тем временам, когда за три, четыре тысячи можно было купить хорошую квартиру в центре города.

К сожалению, это не работает на протяженном отрезке времени. Я рассказывал в своей этой истории, которая есть на форуме «Говорим про US» (ссылка на нее под каждым видео: http://www.govorimpro.us/forum.php, там история нашей адаптации), там есть история, как мы только приехали, поселились в квартиру и вышли на улицу в первый день. И первый день, первое утро мы вышли на улицу, и был street cleaning, то есть люди выносили всякий хлам, чтобы его бесплатно забрали, потому что обычно платить надо. И вот я вышел, а там телевизор стоял, упакованный, обвязанный сетевым шнуром. А мы шли через квартал в магазин продовольственный. Так мы пока дошли до магазина, я пять телевизоров домой принес, проверил. Три из них мы оставили, два отнесли обратно, они не работали. И я как-то был впечатлен, и дочка наша, она из пятого класса была, она писала своей подружке в Москву, рассказывала эту историю. Другая девочка-одноклассница присылает письмо, что они всем классом его читали, и их особенно поразил момент, где мы телевизоры с улицы приносили, а у них, если помнишь, приемника поганого на улице не найти. Понимаете, впечатления первого дня, ну может, первой недели, первых трех месяцев, когда ты сравниваешь все с теми деньгами.

Я помню, мы были в Нью-Йорке, первую неделю нас там продержали, пока мы всякие медицинские тесты сдавали. Мы выходим на улицу, у нас на семью 450 долларов, практически денег нет, но мы как-то даже и не задумывались еще на эту тему, и вот там баночка Пепси или Колы, не помню уже, и я думаю, может, купить баночку Пепси. Смотрю сколько она стоит, а она там стоит, когда берешь в розницу, где-нибудь в ларьке на улице, 50 центов. И я думаю, 50 центов по курсу, когда мы уезжали, это 10 рублей, это слишком дорого за баночку Пепси. То есть вы переводите местные цены на те, которые вам привычны и понятны, и это очень распространенный вид познания действительности. Когда ты переводишь фунты в килограммы, когда ты переводишь Фаренгейты в Цельсии. Я кстати до сих пор перевожу Фаренгейты в Цельсии, до сих пор у меня щелкает, мне привычнее до сих пор в Цельсиях. И рос мне все равно привычнее в сантиметрах. Я и в дюймах могу считать, но если меня спросят, какого я роста, то я не скажу, что 6 фунтов 1 дюйм, я скажу, что у меня рост 186 см.

И вот первое время ты все переводишь в эту систему единиц. И первое время ты те копейки, на которые жить нельзя, измеряешь тем аршином и думаешь, что это очень много. Но очень быстро время подходит, ты говоришь: «Минуточку, но надо же за квартиру платить!». Наша первая квартира, которая у нас была в Сан-Франциско 24 года назад, мы за эту двухкомнатную квартиру платили 745 долларов в месяц, и это была довольно дешевая квартира. 745 долларов в месяц, а переведи-ка в рубли! Так и вообще застрелиться можно! Поэтому ты начинаешь привыкать к другому денежному измерению. Начинаешь понимать, где много денег, а где мало денег. Вот мы идем в рестораны, я люблю показывать рестораны, люблю показывать, какая та еда, какого она качества, ну хотя бы на вид, обязательно показываю, сколько она стоит. Даже неважно, что я показываю. Это может быть еда, могут быть шмотки в магазине, дома. И 90% откликов, которые идут на эти видео, это люди говорят, что этот дом не стоит этих денег, у нас бы такой стоит столько-то. Они начинают сравнивать сколько бы стоил поход в такой ресторан в Уренгое или Липецке. Но помилуйте, у вас же нет той зарплаты, у вас же нет тех расходов на жилье, на машину, на бензин и т.д. В конечном счете, все упирается в наличие свободных денег, которое остается после того, как все необходимые расходы совершены. По-английски это называется disposable income, то, что ты можешь пойти и реально потратить.

Сравнивая зарплаты, у нас зарплата в три раза больше чем там, значит у нас это в три раза более доступно, не факт. У нас расходы другие. Если бы мы платили за жилье столько, сколько они платят в Нижнем Тагиле, но мы платим больше. Поэтому все эти расчеты и перерасчеты бессмысленны. И разговоры о том, что какие-то люди за 10 долларов в час хорошо устроены, это впечатления людей, которые вчера приехали, им казалось, что они могут с голоду умереть, под мостом заночевать. Это страхи естественные для нормального человека, я вас уверяю. У него семья и дети есть, он волнуется, а тут десять долларов в час. А представляете, еще и жена десять долларов в час получает. Это вместе, на самом деле, 40 тысяч в год. И 40 тысяч в год – это доход не намного меньше, чем средний доход на американскую семью. Другое дело, что американской семье уже не нужно покупать мебель в том количестве, не нужно покупать два автомобиля, потому что у них нет ни одного, им не нужно покупать местную одежду, обувь. В общем-то, 40 тысяч совсем не так плохо. Если он получает эти десять долларов в час в месте, где все дешево, например, во Флориде, где, на самом деле, трудно заработать больше чем десять долларов в час. Но их там двое, они зарабатываю 40 тысяч. И вот уже стоит дом, тысяч за 120, неплохой дом. А он еще может какой-нибудь mobile home себе купить за 30 тысяч. А люди, которые остались в Уренгое, Нижнем Тагиле или еще где-то, говорят: «Смотри, как он живет!». Но, понимаете, время идет, эйфория проходит, и человек начинает понимать, что надо дальше решать другие задачи, более сложные. Посмотрите на миграционные форумы, там, например, сто человек, которые радостно пишут, что они вчера приехали, они начинают свою историю, и все их поддерживают. Куда деваются те 99 человек, которые после приезда, более или менее, элементарно устроились, получили эти десять долларов в час, и прошла первая эйфория. Они перестают писать, потому что им не о чем писать. Эта жизнь на десять долларов в час хороша, когда ты пишешь письма, и бабушка у подъезда рассказывает другим бабушкам об этом, потому что ей все равно, о чем говорить.

Например, в Сомали идет война, в Ираке, в Иране конфликты, есть страны, где вообще черти что происходит, никому от этого не легче в других местах. Вы говорите: «А у меня нет войны, у меня никто не стреляю, у меня не бегают люди с калашами по улице». Хорошо, но остается другой вопрос: а как жить? Как заплатить? Как купить? Как детям образование дать? Дальше вы не можете продолжительное время жить тем, что в других странах хуже, чем у вас тут. Хотя, в поколение наших родителей и в поколение наших дедушек и бабушек, людей которые прошли через войну, сам факт того, что войны нет, что не забирают мужей, что не погибают дети, был настолько важен, что все остальное было уже ерундой. Они были готовы все перетерпеть, лишь бы этой войны не было снова. Я помню, что никто из них хлебные крошки со скатерти не вытряхивал, а ссыпали в ладошку, раз, и в рот. Кусок хлеба было невозможно выбросить, это было преступление против нравственности. Такая нравственность была сформирована войной, потому что люди, которые знали войну, они ее всю жизнь помнили. Я хочу сказать, что такой чудовищный стресс, как война или тюрьма, сильно меняет его, может быть, до конца дней. Мы не живет таким прямо дауншифтингом, что был инженером, учителем, приехал – вытирает быль в гостинице со столов, постель меняет, получает десять долларов в час, и доволен, такого нет. Значит, он не был никогда инженером, не был никогда учителем, он, может, отбывал что-то, не знаю, но это не был человек, который выполняет интеллигентную работу. Если он понимает, что принадлежит к этому, то он и понимает, что он ушел куда-то вниз. Никто ему не мешает вернуться и быть в той категории, в которой он был. Я занимаюсь двадцать лет тем, чтобы возвращать людей туда, где они привыкли быть. Это же трагедия, если ты не можешь состояться в том смысле, в котором ты хотел состояться, или тебе предназначено состояться.

Это рассказ о десяти долларах. Хорошо, это очень важно получать десять долларов, на десять долларов самообеспечиваться. Десять долларов папа, десять долларов мама, и уже у них есть еда, машина, бензин, страховка. Он уже живет, и это только начало. Это не точка, к которой он должен прийти. Это как выпуск из детского сада, ты пришел в первый класс, и дети, которые остались там, в старшей группе детского сада, ты для них первоклассник. А когда ты первоклассник, ты видишь, что там и десятиклассники ходят, и даже второклассник для тебя великан. Ты вдруг понимаешь, что ты никто. Потом ты оканчиваешь школу, поступаешь в институт. Для тех, кто в школе остался, ты целый студент. А что ты за студент, ты всего лишь первокурсник. А пятикурсник для тебя герой. Понимаете, это диалектический процесс. Ступень за ступенью, и никакая ступень не является конечной. Уж тем более первая ступень, а десять долларов в час и является этой первой ступенью. Я в свое время начинал с того, что мне давали 20 долларов в день. Я за эту двадцатку с десяти утра до пяти вечера стоял в магазине, присматривал, чтобы никто ничего не унес. И ничего страшного. Как первый этап, я могу рассказать об этом, посмеяться. Но если это вся жизнь, то это плохо.

Когда вы видите эти истории, вы должны понимать, где на большой картинке эта маленькая ситуация. Где место этой маленькой истории на большой траектории. Оно есть обязательно, но к нему надо относиться, как к начальной стадии, как первоклассник, поступивший в первый класс школы жизни.

Как тост хочется сказать: так выпьем за то, чтобы у нас всегда было куда расти, чтоб мы всегда были как в первом классе, и чтоб у нас всегда впереди был еще и второй, и третий, и десятый, чтоб мы никогда не останавливались. 10 долларов, 20, 30, никто вам не помешает получить и тысячу долларов в час, если вы хотите и для вас это важно.

Счастливо!


Переехать в США сложно, но есть категории людей, которым это доступно:

— Инвесторы. Достаточно вложить от 1 миллиона долларов и через 2 года все члены семьи получат статус постоянного жителя США (виза EB-5).

— Также можно открыть филиал существующей компании в Америке или же купить готовый бизнес в США (от $100 000). Это даст право на получение рабочей визы L-1, которую можно обменять на грин-карту.

— Известные спортсмены, музыканты, писатели и прочие экстраординарные люди могут переехать по рабочей визе O-1.

— В случае притеснения со стороны государства по религиозной, политической причине или же унижений из-за принадлежности к гей-меньшинствам, вы можете запросить политическое убежище в США (asylum).

— Кратковременно можно находиться на территории США по туристической визе B1/B2.

— Также можно получить второе высшее образование в США, проучившись 1-3 года.

Напишите нам, если вы хотите эмигрировать в США и подходите по одному из пунктов выше. Мы сотрудничаем с проверенными иммиграционными адвокатами и бизнес-брокерами, которые помогут реализовать ваши мечты.

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Поиск