108. Проблема беженцев, и отношение к ней канадцев и правительства Канады. Иммиграция.

В сюжете освещается вопрос с беженцами в Европе (состоянием на 2015 год). Отношение к данной ситуации канадцев и канадского правительства.

Друзья мои, всем привет. Не очень я хотел делать данное видео, не потому что как-то избегаю эту тему, а потому что у меня пока нет четкого собственного понимания в ее отношении. Вопрос, который мне задавали много раз, звучит так: «Сергей, как вы относитесь к проблеме беженцев, которая сейчас имеет место быть в Европе, и как в этому относятся Канада и канадцы?» − и если говорить про Канаду, то лично у меня сложилось впечатление, что пока канадцы как-то не очень серьезно к этому относятся, потому что в Канаде указанный вопрос не стоит так остро. У нас люди не ходят по полям и долинам и не создают какой-то видимой проблемы. В то же время, конечно, эти разговоры есть, тем более сейчас мы находимся в предвыборной стадии, когда кандидаты, естественно, предлагают свои программы. И многие критикуют, в том числе наше правительство и консерваторов, за то, что они недостаточно активно действуют в данном вопросе. И наш премьер-министр Харпер, который имел довольно сдержанную позицию по отношению к беженцам, сказал, что к 2016 году Канада готова будет принять то ли 10, то ли 20 тысяч сирийских беженцев.

Когда я слышу такие заявления, у меня как-то не очень сходится видеоряд. Дело в том, что мне показывают по ТВ каналу Euronews, как люди ходят по полям, и какая-то женщина, родившая несколько дней назад ребенка, сидит в поле среди мешков и грудью кормит своего ребенка. Поэтому, когда говорю, что у меня не очень сходится видеоряд, я имею в виду такую ситуацию: допустим, я − премьер-министр Канады или президент США – подхожу к этой женщине в поле и говорю: «Ты не волнуйся ни о чем, можешь пока здесь посидеть, а мы будем заниматься этим вопросом и к концу 2016 года его решим. Смотри, тут осталось всего ничего: октябрь, ноябрь, декабрь, январь, февраль… а потом до следующего декабря остается совсем немного времени, и, когда вторая зима будет уже на носу, мы решим все проблемы».

Я думаю, что, окажись вы на месте этой женщины, вы бы сказали: «Ребята, у вас с головой все нормально?» − видите, я тут с ребенком сижу, у меня ни подгузников, ни одежды детской, ни еды – ничего нет.

Я так понимаю, что описанная ситуация требует какого-то сиюминутного решения, и надо что-то с этими людьми делать. В то же время проблема, конечно, сложная – почему? Потому что вы идете с работы счастливый и уставший, рассчитываете на то, что вас дома ждет жена, которая приготовила вкусный ужин. Вы сядете и с удовольствием вместе поедите, пообщаетесь. И в момент, когда вы открываете двери своего дома, то видите перепуганное лицо супруги, которая говорит: «Слушай, у нас дома какие-то люди, они говорят, что им некуда деваться и негде жить, и теперь они это будут делать у нас». После чего вы спрашиваете: «Подожди, я ничего не понял. Какие люди? Почему они будут жить у нас, откуда они взялись? Какое мы имеем к этому отношение, ты о чем говоришь?» − «Но я тебе говорю, что у нас в доме какие-то люди, и они сидят в нашей спальне, говорят, что им некуда деваться, у них в стране война, и им надо где-то жить». Услышав такое, вы бежите в гараж, хватаете там вилы, топор или лопату, идете к тем людям и говорите: «Ребята, вы по-хорошему убирайтесь из моей спальни, иначе я вас просто начну «мочить»». Собственно, разве сейчас не то же самое происходит в Венгрии или Хорватии, допустим? Это очень небольшие государства, у которых маленькие территории, маленькое количество населения, и у них своих забот выше крыши, и дополнительные проблемы, естественно, не нужны. Представьте, что в дома граждан этих стран вваливаются толпы каких-то людей, непонятно откуда взявшихся, которые говорят: «Ребята, вы как хотите, но теперь мы пришли, и вы что-то с нами делайте». Поэтому я вижу, что венгры обороняются, как умеют, и те же хорваты пытаются беженцев высылать обратно.

И еще эта история с венгерской журналисткой. Я так понимаю, она совершила поступок, которым вряд ли будет гордиться свою оставшуюся жизнь, когда ловко так подставляла ножку старику, который держал мальчишку на руках и потом падал так, чтобы не поранить ребенка. Потом журналистка так же успешно подставила подножку какой-то девочке тинейджеру, пытавшейся убежать. Пройдет время – ты можешь поменять фамилию, выйти замуж, но люди, которые тебя знают, будут говорить: «Ты помнишь – это вот та самая женщина, которая делала подножку старику с ребенком» − понимаете, это не стирается, не смывается.

Но, видимо, в какой-то момент журналистка считала, что ей надо как-то защищать свою родину от захватчиков. Наверно, так они для нее выглядели. И в определенном смысле данная история выглядит очень некрасиво.

Я уже сказал раньше, что могу понять поведение и политику этих стран. Они рассуждают так: «Извини, мы вас не звали, хотя понимаем, что у вас там война идет». В Украине тоже война. И я лично каждый день получаю письма от людей, которые говорят: «Сергей, мы с себя все снимем и отдадим, только скажите, что нужно сделать, чтобы уехать, потому что нас просто убивают. Физически мы находимся в зоне военных действий», но эти люди не хватают чемоданы и не идут к чехам или полякам, которые их не звали. Ситуация в этом смысле очень спорная.

Если вы спросите мое отношение и отношение канадцев к текущему вопросу, то, скорее, оно все-таки более лояльное. Я, честно говоря, был удивлен, когда увидел, что в Европе беженцев приняли буквально в штыки. В Канаде, конечно, такого нет, и отношение здесь более лояльное, наверно, потому что это страна иммигрантов. То есть каждый год из разных государств мира к нам приезжают иммигранты. Поэтому, если еще приедут 10 тысяч сирийцев – ну и ладно. До этого приезжали индусы, люди из Пакистана – для нас в этом смысле мало что изменится, как, собственно, и для американцев; система примерно такая же.

Я увидел в социальных сетях, что многие люди в Европе даже не пытались войти в положение беженцев, а просто воспринимают их в качестве чуть ли не захватчиков. В то же самое время я привел пример, когда вы приходите домой и видите там свою перепуганную жену, − это одна сторона медали, а если вы представите себе другую – все будет выглядеть иначе. Понимаете, вы живете в стране, где граждан каждый день физически убивают, и у возникает дилемма: либо вы собираете свои вещи, которые остались, в рюкзак и идете со своими детьми под мышкой через поля и долины, либо вас просто завтра убьют. Вам терять нечего. Так-то вы еще пройдете и, может быть, где-то приютитесь. Поэтому эту идею – принять беженцев – вроде бы у нас в Канаде поддержали, и они приедут.

Я понимаю, что это занимает время. Нельзя брать с улицы кого попало, потому что можно в страну завести десятки, сотни, если не тысячи террористов, и завтра она просто взорвется. То есть людей надо проверять. И в то же время эта женщина, которая, как я сказал, сидит посреди поля прямо сейчас и кормит ребенка, должна ждать конца 2016 года, когда ее вопрос будет решен. Для меня это просто абсурд какой-то. Ведь женщину надо где-то поселить. И, видимо, этот вопрос как-то будет решен. Но пока, насколько я понимаю, венгры отправляют беженцев в Хорватию, хорваты возвращают вагонами их обратно, то есть пока никто не хочет заниматься данной проблемой.

Мое короткое резюме: я прекрасно понимаю, что бывают ситуации в жизни, когда у тебя нет выбора. Либо ты собираешь свое барахло и идешь через поле в расчете на то, что у тебя есть шанс остаться в живых, либо остаешься в стране, где тебя, скорее всего, убьют так или иначе.

Я бы сказал так (не знаю, насколько это возможно): надо четко определить степень, тебя действительно убивают, или ты просто захотел эмигрировать. Ведь все эмигранты, как я, например, ждут очереди по 2-2,5 года, для того чтобы получить эмиграцию. Я понимаю, что ты можешь просто взять чемоданы и тупо пойти с ними через границу, даже если тебя не убивают. Но извини, это так не работает. Есть определенный порядок, которому мы должны следовать, даже если нам тяжело.

Я, например, когда ждал свои 2,5 года эмиграции, то считал не только дни и месяцы, а часы буквально – когда же в конце концов мой вопрос решится. И как я сказал, сейчас есть люди во всех точках мира, включая Украину, которые готовы немедленно взять чемоданы и уехать. Но они этого не делают, потому что понимают, что никому не нужны.

Вот такой мой короткий взгляд на вещи. Думаю, что ничего нового вам не сообщил, и никакого решения этой проблемы не имею. Естественно, сейчас лучшие умы Европы ломают над этим голову, и, по-моему, они пока еще ничего хорошего не придумали. Но я надеюсь, что какой-то выход будет найден.

Друзья, это все на сегодня, спасибо за ваше внимание. Как всегда, приглашаю подписаться на мой YouTube канал, страницы в Google+, Вконтакте, Одноклассниках. Всех принимаю в друзья, всего самого наилучшего и пока!


Эмигрировать в Канаду можно несколькими способами:

— Воспользовать программой для квалифицированных работников. Для этого вы должны отвечать несколькими требованиям: хорошо знать английский или французский, иметь высшее образование, опыт работы по своей специальности и т.д.

— Переехать по программе инвестора. Обычно нужно вложить в экономику Канады от 200 тысяч долларов.

— Воспользоваться провинциальной программой, например, Альберты, Британской Колумбии или Квебека.

Поступить в канадский колледж или языковые курсы. Вы освоите новую профессию, получите местный опыт и это поможет в будущем получить канадский паспорт.

— Устроиться на работу водителем трака, строителем, механиком, бурильщиком и т.д.

Если вы считаете, что подходите хотя бы 1 вышеназванному пункту, свяжетесь с нами и мы поможем вам иммигрировать в Канаду.

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Поиск