США 110: первые трудности эмигранта на новом месте

Рассказ о том, с какими трудностями сталкивается большинство эмигрантов в первые месяцы жизни в США.

Здравствуйте, друзья.

Сегодня 8 января 2013 года. Я отправляюсь на работу, и мы по дороге поговорим, какие есть трудности, в данном случае речь шла о студентах нашей школы, какие у них трудности в первые недели. А то вот так посмотришь видео, как мы их встречаем в аэропорту, или они первую пару-тройку дней в стране и у них такие восторги: птички поют, солнышко светит, воздух чистый.

Какие трудности у людей? Я думаю, это сложный вопрос, на самом деле, потому что все индивидуально. То, что один человек будет плакать от того, какие у него трудности, и рассказывать жуткие истории о том, что он преодолел в своей жизни, другой скажет: «Мне бы такие проблемы». Я помню, когда приехал в США 22 года назад, у меня был приятель, он уже 10 лет жил в США…

Давайте, я немножко дальше начну. Я учился в институте связи в Москве. И в Москве тех лет были негласные ограничения на жизнедеятельность еврейского населения, в частности, были ограничения на поступление в ВУЗы. В Москве еще куда не шло, еще были ВУЗы, куда можно было поступить. У нас очень много народа было с Украины, которым просто некуда было деваться. Жена у меня из Киева, так у них весь класс уехал куда-то, но не суть. Я учился в институте связи, оказался там, собственно потому, что деваться некуда. Положительная сторона этого всего оказалась потом в том, что весь институт разъехался, и мы все тут. Были люди, которые уехали сразу, еще перед началом Афганской войны. Я как раз закончил институт в 78 году, а в 79 году ввели войска в Афганистан. Были люди, которые задержались на пару лет. Как раз ввели войска в Афганистан, дальше непонятно что происходило, выезд, который шел перед этим мощным потоком по 50 тысяч в год, вот как сейчас, лотерея со всего мира, приостановили, и люди подвисли: вроде и отказа нет, и положительного решения нет. Среди ребят, которые закончили институт вместе со мной, было несколько человек, которые попали в эту волну. И эта волна уехала в тот момент, когда пришел президент Рейган, то есть прошли выборы. Выборы были в конце 80-ого года в ноябре, в январе он заступил на должность, и Советский союз, как бы в знак доброй воли, выпустили несколько тысяч человек. И вот там были несколько ребят, которые учились со мной в институте.

И вот я приехал сюда, а они уже 10 лет тут. Представляете, что за 10 лет с людьми происходит? Они уже состоявшиеся такие. И один мне жаловался, говорит: «Понимаешь, вот уже целый год пытаюсь получить лицензию на вождение самолета». И тут у него проблема, и там у него проблема. Частный маленький тут есть (самолет), люди увлекаются некоторые. И я его слушал, думал «надо же, люди молока детям купить не могут». Я это как пример привожу. Человек говорит: «Какие у тебя проблемы были тут и там?». Один говорит – проблема, а другой – я даже не понял, о чем речь, где проблема, в чем проблема.

Действительно, есть какие-то общие вещи. Я попытаюсь на них сфокусироваться. Хотя мы понимаем, что проблемы больше от людей зависят, чем от внешних каких-то обстоятельств.

Первая проблема – люди не владеют языком. Очень часто это связано даже с тем, что он думает, что владеет (кино смотрел, книжки читал), и у него полное ощущение, что он неплохо себя чувствует, и вдруг он приезжает и понимает, что ничего не понимает. Это очень быстро преодолевается, если он действительно более-менее подкован. Надо притереться к этой новой обстановке, это быстро пройдет. В общем и целом, этот языковой шок очень сильно действует.

Кроме того, самые первые проблемы – это проблемы, когда ты не знаешь, где и что купить. Я помню, например, мы приехали, идем – громадный универсам. Просто громадный! Там и то, и се, и десятое, а нам нужна банка зеленого горошка. Мы полчаса искали эту банку зеленого горошка. В Сан-Франциско было дело, и там женщина идет с тележкой, и у нее эта банка лежит. Жена говорит: «Вот-вот, это я хочу!!!». И вдруг женщина разворачивается и по-русски ей говорит: «А, вон там, внизу, на нижней полочке, увидите». Такие вещи. Ты не знаешь, где купить ножик для открывания консервной банки, не знаешь, как спросить, тебе некого спросить.

Бывает такая типичная проблема: ты едешь к каким-то людям, они как бы готовы тебя встретить, и происходит очень большой диссонанс между тем, что ты ожидаешь от этих людей, и тем, что они думают, что тебе вполне достаточно для жизни. То есть очень часто люди едут куда-то, и у них полное ощущение, что кто-то ими займется, что кто-то им обеспечит, что они прикрыты полностью. Даже не знаю с чем сравнить. Молочные реки, кисельные берега. А люди, которые живут здесь и работают каждый день, говорят: «Молодец, приехал. Вот тут живешь, тут у тебя это…». И пошли. Все заняты. И человек говорит: «Как???». Особенно было такое: когда начали гостевые поездки разрешать лет 15-18 назад, люди приезжают, ими занимаются (давно не виделись, знаете ли), потом они говорят: «Боже, Америка! Все бросают, приезжают», им говорят: «Ну, молодец», и пошли на работу. А они думали, что они приедут и их дальше будут развлекать, как после 10 лет, когда на неделю приехал в отпуск. Фраза «Не путать туризм с эмиграцией» из этих историй происходит. Это было таким общим, типичным. Люди обижались, что ими мало занимаются, кто-то им там должен и так далее.

Значительная часть проблем обусловлена тем, что люди не готовы самостоятельно решать проблемы. Они находят все причины, почему они не могут, не должны или что-то. Конечно, бывают самые близкие и понятные новичку проблемы. Например, нужно позвонить по телефону, а по телефону разговаривать намного сложнее, чем просто так. Ребята, вы же едите в страну, вы же знаете, что она англоязычная, в конце концов, поучите английский-то. А если, допустим, просто страшно, но ничего, переступаешь страх. Мы все так: страшно, но делаешь. Почему делаешь? А потому, что деваться некуда.

Есть проблема у людей, которые приезжают с деньгами в кармане. Я не имею ввиду миллион, но тысяч 30-40-50. У них ощущение, что у них есть деньги, и они могут себе позволить и это, и это, и это, чтобы комфортабельно. Это неплохо, никто же не говорит, что нужно спать на деревянном полу и гвоздей еще навтыкать, но фокус должен быть направлен на то, чтобы зарабатывать, выйти на самообеспечение, как можно скорее. Вместо этого у людей есть какие-то фетиши.

Была такая история. Приезжает парень из института связи (нас там много), там он был какой-то гешефтмахер, бизнес какой-то делал не вполне легальный, не важно. Он приезжает, селится у друга, который здесь уже 10 лет, смотрит на его дом. А у друга жена инженер, они, собственно, через год после приезда купили этот дом. У них было две инженерных зарплаты, и в общем нормально. А дом симпатичный, нормальный, и вот он смотрит на него и говорит: «Через сколько вы купили этот дом?». Они: «Через год». Он: «Значит, я должен через полгода купить!». И он не понимает, что инженеру на дом гораздо проще заработать, чем человеку, который хочет делать бизнес.

Очень много дезориентаций в том, что ты хочешь делать. Приведу такую историю. У меня есть очень близкий человек, родственник, математик, и, когда он сюда ехал, я фактически договорился за него. Это было много-много лет назад, где-то 1994-95 год. Я познакомился случайно с большим начальником из НАСО. Он был баптист и затащил меня на баптистскую сходку. Они там в церкви под гитару долбали рок, кончилось все это на пляже. Мы с ним как-то сдружились, и, когда брат мой ехал, я ему говорю: «Вот у меня есть некий брат, родственник, математик, PHD», и он говорит: «Ты знаешь, у нас есть позиция, она волонтерская три месяца, а после этого будут деньги, мы его переведем в штат и за это время научим тому, что нам там надо». Встречаю я брата в аэропорту, так, мол, и так, через неделю идем разговаривать. А он говорит: «Я не собираюсь это делать», а я ему: «А что ж ты собираешься делать?». Он: «Математику преподавать». Я очень удивился, потому что для меня преподавание – это все-таки профессия. Я много лет в этом, и образование у меня педагогическое есть. Я говорю: «Это же все-таки профессия. Как преподавать?». Он еще такой интровертированный, тихий. У него ушел где-то год на то, чтобы уйти от этой мысли преподавать математику. Ему болезненно все это далось, не говоря уже о том, что та позиция ушла, он пролетел. В итоге стал тестером, слава богу.

Я сам приехал с завиральными идеями, потому что я в СССР занимался разработкой методов быстрого обучения. И у меня была идея гениальная, она была опубликована в журнале «Наука и Жизнь». У меня есть несколько видео на канале, где я записал урок, чтобы просто осталось для истории. И вот по этой методике мы за несколько часов осваивали вслепую клавиатуру пишущей машины. Причем это не тренажеры люди делают - программировать научился немножко и тренажер слепил, мы же делали для преподавателей. Это же надо было, чтобы педагог согласился и захотел этим пользоваться на уроке. Это очень сложно. Вы не представляете, насколько это консервативный народ, осторожный. И мы эту стену пробили. И вот я с этим приезжаю – и никому не нужно. А у меня еще языка толком нет.

В основном этот ком, который в горле стоит у эмигранта, он связан с тем, что надо расстаться с какими-то иллюзиями из прошлого. Я говорил так-то на эту тему, но вот у Маркса есть известная фраза, может быть, даже не его, «человечество, смеясь, расстается со своим прошлым». Понимаете, когда это прошлое, так легко поржать, а когда это твое настоящее, чего-то пытаешься пробить, а оно не пробивается, когда ты думал, что твоя жизнь это, а это не твоя жизнь.

Я думаю, это самые сложные вещи в эмиграции. Где найти консервный ножик – сегодня-то это не проблема, сегодня пошел на форум, и тебе сказали, где купить что. Когда мы ехали не было интернета, не было этого потока информации, сейчас намного проще стало.

Еще одна из очень сложных проблем – это отсутствие общения. Мы же все-таки там жили. Я приехал, мне было почти 35 лет. Я ж за 35 лет сколько народа-то знал: я же учился в двух университетах, работал в нескольких организациях, в школе учился (очень много у меня было из школы теплых контактов). И вдруг бах! Просто по душам потрепаться не с кем, потусоваться, барбекю сделать. А бывает, ты приехал, а у тебя и машины толком нет, вот первое время, первые пару недель, пока ты сориентировался, очень важно, чтобы был кто-то рядом.

Когда я только приехал, это был 90-й год, самый конец, рецессия была, и я по-английски еще совсем слабенький был, но я соображаю, я знаю, что я соображаю, у меня мозги светлые. Газету берешь, то берешь, это берешь, и думаешь: «Почему нет каких-то курсов, чтобы они меня научили за пару-тройку месяцев, а еще бы желательно (у меня денег особо не было), чтобы в долг. Я же отдам, я способный, я подхвачу». И потом, когда «Портнов Компьютер Скул» возникла, это было воплощение той идеи, которая у меня была поприезду. Мы же брали 1000 долларов вперед, то есть четыре тысячи стоило, а мы брали 1000 вперед, а 3000 – после, например, трудоустройства и так далее. Эта идея воплотилась. Поэтому, с точки зрения того, как мы оперируем этой школой, и вопрос-то был про школу - «Как ваши студенты…?» Мы во главу угла ставим то, что они приехали, и здесь масса народа, и, допустим, проходит неделя, и они легко могут познакомиться с 2-3 десятками людей, из которых 5-10 через неделю - это уже близкие люди. Они могут быть из одних и тех же мест, они могут быть по возрасту, по вырасту детей чем-то схожими, по образованию. У нас в целом интеллигентная публика, землекопом раньше не работал. Более-менее какой-то круг, и они сразу попадают в этот круг. Причем есть же люди, которые приехали 5 лет назад, они же тоже живут на этом самом пяточке. И если у нас в год, допустим, вот таких гринкартлотерейщиков, полсотни, может быть, бывает, и за 5 лет сколько их тут накопилось, и все они тут живут: кто-то уже дом купил, кто-то в какой-то компании работает, кто-то чем-то посоветовать может, они вместе куда-то поехали. Вот у тебя нет машины, ребята тебя схватили и поехали. Почему схватили? Потому что они сами в таком положении были. Поэтому мы со своей стороны считаем, что значительная часть трудностей первой адаптации снимается просто потому, что ты попадаешь к людям, которые с симпатией к тебе относятся. Почему они с симпатией к тебе относятся? Потому что они тоже вырваны из своей среды, они не такие осторожные, как были бы, если бы вы познакомились где-то дома.

Я помню, в детстве ездил в пионерские лагеря. Меня каждый год родители посылали, начиная лет с 10-ти. Хочу сказать, что в пионерском лагере дружба не разлей вода уже в первый день. Ты приехал, познакомился, раз-два и понеслось. И здесь такого плана. Вам не нужно десять раз подраться прежде, чем подружиться. Люди естественным образом друг к другу тянутся. Скажем так, те, кто не хочет попасть в какой-то круг, они и не существую для нас, мы не знаем, что они существуют, они где-то в другом мире, поэтому с людьми, которые хотят, которые заинтересованы, стремятся, улыбаются, и плюс еще у них у всех общая задача стоит – они должны поменять профессию, они ходят в одну и ту же классную комнату. Общее дело очень сближает людей. Вот так происходит.

Я надеюсь, что ответил на вопрос. И уже практически доехал до работы, поэтому мы с вами на этом прощаемся. До следующих встреч. До свидания!


Переехать в США сложно, но есть категории людей, которым это доступно:

— Инвесторы. Достаточно вложить от 1 миллиона долларов и через 2 года все члены семьи получат статус постоянного жителя США (виза EB-5).

— Также можно открыть филиал существующей компании в Америке или же купить готовый бизнес в США (от $100 000). Это даст право на получение рабочей визы L-1, которую можно обменять на грин-карту.

— Известные спортсмены, музыканты, писатели и прочие экстраординарные люди могут переехать по рабочей визе O-1.

— В случае притеснения со стороны государства по религиозной, политической причине или же унижений из-за принадлежности к гей-меньшинствам, вы можете запросить политическое убежище в США (asylum).

— Кратковременно можно находиться на территории США по туристической визе B1/B2.

— Также можно получить второе высшее образование в США, проучившись 1-3 года.

Напишите нам, если вы хотите эмигрировать в США и подходите по одному из пунктов выше. Мы сотрудничаем с проверенными иммиграционными адвокатами и бизнес-брокерами, которые помогут реализовать ваши мечты.

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Поиск