Иммиграционные адвокаты — аферисты или реальная помощь?

Коренной израильтянин о репатриантах из СНГ. Интервью с Менаше Эзра

Израиль – многокультурная страна. Начиная с 90-х годов прошлого века и по сей день в эту страну приезжает много эмигрантов, в том числе репатриантов из стран бывшего СССР. Поэтому, за редким исключением, отношение к русскоязычным эмигрантам в Израиле абсолютно нормальное.

Всем привет! Сегодня мы находимся в гостях у замечательного человека, у цабара, который родился в Израиле, бизнесмена, Менаше Эзра.

— Здравствуйте, Менаше!

Какие у вас шансы на иммиграцию? Узнайте бесплатно за 5 минут прямо сейчас онлайн.

— Шалом!

— Сегодня мы зададим Менаше несколько вопросов по поводу отношения цабаров к выходцам из стран СНГ. Расскажите о себе, где вы родились.

— Я родился в Израиле, вырос в Рамат Гане, учился в средней школе «Блих». После этого призвался в армию, служил в танковых войсках. После службы в армии пошел учиться на инженера-электрика. После окончания учебы пошел работать в службу безопасности. Уволился оттуда в звании полковника. Основал фирму в сфере High Tech, фирму, которая разработала технологию Wi-Fi. После этого я продал эту фирму американской компании Lucent. Там меня приняли на должность вице-президента. Через три года я решил уволиться. И с 2001 года до сегодняшнего дня я занимаюсь венчурными инвестициями. Инвестирую в молодые фирмы, помогаю им развиваться. Инвестициями мы пытаемся довести эти компании до «выхода» (на продажу или биржу).

— На вашем жизненном пути встречались ли вам русскоязычные репатрианты?

— Мне доводилось достаточно много работать с репатриантами из СНГ. Нужно понимать, что High Tech не достиг бы того уровня, где он находится сейчас без Алии середины 90-х годов из стран СНГ. Это был период, когда High Tech очень поднялся в стране. В 93-м году в страну потекли инвестиции. Количество рабочих в сфере High Tech очень выросло. Если бы не было этих репатриантов, мы бы не достигли нынешнего уровня. High Tech тянет всю израильскую экономику вперед. Там задействовано очень много репатриантов из СНГ. Помимо этого, репатрианты из СНГ находятся сейчас практически везде. Они получили почти лидирующие позиции во всех областях.

High Tech – это одна сфера, другая сфера, где можно видеть репатриантов из СНГ – это все, что связано с искусством. Моя жена – художник-скульптор. Так вот, ее лучшими учителями были выходцы из стран СНГ. Эти репатрианты привозят с собой очень много культуры. Форма образования там очень систематизированная. Насколько я понимаю, как мне рассказали, она намного жестче. Есть в этом несколько значимых преимуществ. Как учителя моей жены, так и люди, с которыми она создает скульптуры, они репатрианты из СНГ. Можно много видеть из в сфере музыки, где репатрианты также вписались очень хорошо. На самом деле их можно найти в любой сфере, и везде, где появляются, они достигают вершины. Например, я строил дом, есть прорабы с разным происхождением, но репатрианты из СНГ считаются такими, у которых работа наиболее точная, качественная и на более высоком уровне.

— Когда вы слышите «русский», какие ассоциации у вас возникают, будь это в Израиле или за границей?

— У многих выходцев из СНГ остался акцент, по которому можно понять происхождение. Но я должен сказать, что сегодня я не придаю этому большого значения, я смотрю на человека. Мне не важно кто он – «русский», репатриант из стран СНГ, израильтянин. Это на самом деле не важно.

— Так вы говорите, что для вас нет абсолютно никакой разницы, только немного в разговоре. У выходцев из Марокко или Палестины тоже есть свой акцент.

— Да, у каждого есть, но мы в Израиле к этому привыкли. Израильтяне очень хорошо научились приспосабливаться к разным культурам. Это одна из вещей, которая позволила нам преуспеть в High Tech. Да и вообще, мир становится все более глобальным и требует приспосабливаться к другим народам. Потому что мы продаем товары американцам, европейцам, китайцам, японцам. Израильтяне очень хороши в этом, потому что мы растем в многокультурном обществе.

— Да, это одно из наших преимуществ.

— Это преимущество очень значимое. Мы привыкли к мультикультурному окружению, поэтому не имеет значения, русский ты, марокканец или иракец. Это не важно, действительно важен человек.

— Следующий вопрос, который я вам хотел задать: различаете ли вы репатриантов из России, Украины, Белоруссии или Молдовы?

— Смотри, я все время говорю «репатрианты из СССР», потому что я на самом деле не различаю. На самом деле все израильтяне не видят разницы. Это очень сложно, потому что русским удалось внедрить во все страны СССР единые системы. И в итоге очень сложно определить. Мне доводилось работать со многими выходцами из Украины, я не вижу никакой разницы.

— По правде говоря, можно отличить русского в Израиле от украинца, только спросив: «Ты русский?» В ответ ты услышишь 100-процентное «да» или «нет, я украинец!» Менаше, как вы думаете, есть ли стереотипы о русских?

— Я не в той среде живу. У меня есть друзья, женатые на репатриантках из СНГ. В моей среде нет стереотипов. Я повторюсь, в сфере High Tech не важно, женщина ты или мужчина, христианин, католик или иудей. У нас есть рабочие из Китая, Америки, России. Кстати, в Украине, в Киеве, есть много программистов, которые живут там и работают в израильских компаниях. И в целом относятся ко всем одинаково.

— Я имел в виду, что если вы разговариваете с кем-то и в разговоре всплывает слово «русский», у вас в голове не возникают стереотипные мысли. Например, я слышал «вонючие русские», «русские алкоголики», «русские женщины - проститутки». Это то, какие стереотипы слышал я.

— Я думаю, что есть сферы, в которые русские вошли и создали проблему для некоторых израильтян, которые там были. Например, это все, что связано со сферой строительства. Так вот русские стали работать в этой сфере, и, я думаю, создали проблему для израильтян, которые работали в этой сфере. И, естественно, они отреагировали так. Это правда, что культура выпивания репатриантов из СНГ отличалась от израильской, но я думаю, что сейчас в Израиле все сравнялись. Сейчас в Израиле пьют гораздо больше, чем это было в 90-х. Это часть роста уровня жизни.

— Многие люди ограничены не только технически, но и, скажем так, духовно. Потому что они думают, что к ним относятся с расизмом или подобными вещами, и что это имеет место в Израиле. Многие люди, с которыми мы разговариваем, упираются в то, что к ним относятся как к людям «второго сорта».

— Я не думаю, что это оправдание. Я как-то раз пошел проверить фирму, хочу ли я в нее инвестировать. Познакомился там с основателем, и по акценту можно было понять, что он репатриант из СНГ. Он рассказал мне о трудностях, которые преодолел с момента основания фирмы. Ему удалось привлечь инвестиции, начать развивать продукт, и в определенный момент у него закончились деньги. Ему было очень сложно привлекать инвестиции. Ему удалось привлечь друзей и других людей, которые помогли ему с деньгами. Я спросил его: «Скажи, как тебе удалось самостоятельно справиться со всеми трудностями?» Он ответил: «Тот, кто вырос в Сибири и вырос там, готов к любым трудностям». Он смотрел на тот факт, что он приехал из Сибири как преимущество, а не недостаток.

— У меня в голове возник образ человека, которые не дает самому себе развиваться, потому что перед ним построили стены расизма, культуры «вонючие русские» и т. д.

— «Вонючие русские» я ни разу не слышал. Нужно понимать, что израильтяне иногда бывают грубыми, не важно родился он здесь или репатриировался из стран СНГ. Не стоит придавать этому значение

— Я так же думаю. Возможно, что-то похожее было раньше, была расовая разница между людьми в Израиле: один из России, другой из Марокко, третий из Таймани и т. д. Но сейчас нет никакой разницы.

— На самом деле, если ты посмотришь сейчас израильское телевидение, то там так много говорят о дискриминации по отношению к восточным евреям. В свое время было очень большое разделение между европейскими и восточными евреями. Так вот «русские» являются частью европейских евреев и имеют более высокий статус. Мои родители приехали из Ирака, я не чувствовал этой дискриминации. Я преуспел во всех сферах, и мне давали возможности, выходящие за рамки. Я добился высоких достижений, поэтому я не чувствовал этой дискриминации. Нет причин для русских чувствовать себя плохо в Израильской среде. У меня есть очень много знакомых депутатов Кнессета, выходцев из стран СНГ, и они считаются хорошими депутатами. Они присутствуют во всех партиях, они очень активные и чувствуют себя хорошо. Репатрианты из СНГ вписались везде. Каждый должен понимать, что это большая возможность – жить здесь.

— Жить Израилем, я бы сказал.

— Да, жить и строить страну вместе. Мы строим… В целом, государство очень молодое. Это государство, где мы строим местную культуру, которая сочетает в себе все наши культуры и их качества. Один из основателей компании, с которой я работал, русский. Он работал со мной в армии и был самым лучшим инженером, с которым я там работал. Когда он уволился, то основал вместе с другом фирму в сфере High Tech. Из-за того что у них было недостаточно опыта в бизнесе, никто не хотел инвестировать в их фирму. Я решил инвестировать в них. Инвестировал, и это была самая лучшая инвестиция моего капитала. Они привели работников, и каждый из них стоил десяти работников. Маленькая группа людей смогла построить фирму, разработать очень интересный товар, который японцы покупали в очень больших количествах. И через четыре года мы продали эту фирму американской компании, которая заплатила за нее в 22 раза больше, чем я инвестировал. Таким образом, «экзит» был очень хорошим. «Экзитом» называют продажу акций фирмы.

— Менаше, спасибо большое вам!

— Спасибо вам, и удачи!

Спасибо, что были с нами и слушали эту интересную беседу.


Ссылка на канал: http://www.youtube.com/c/DariaIsrLife

Оценка шансов на эмиграцию

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Наш YouTube канал

Услуги по эмиграции