Бизнес в Польше. Опыт открытия кондитерской в Кракове.

Переезд в Польшу и открытие своего бизнеса без знания польского языка – вполне осуществимая вещь. В этом можно убедиться на примере девушки, которая со своей семьей переехала в эту страну и открыла здесь кондитерскую.

Привет из Канады, меня зовут Павленко Алексей.

Сегодня я виртуально перелечу в Польшу и возьму интервью у девушки, которая открыла свою кондитерскую в Кракове. Она расскажет, насколько тяжело это было сделать украинцу без знания польского языка и опыта проживания в этой стране, как часто кондитерскую проверяют пожарные, что вообще любят покупать поляки и как девушка адаптировалась с семьей (так как у нее две девочки).

Какие у вас шансы на иммиграцию? Узнайте бесплатно за 5 минут прямо сейчас онлайн.

– (Алексей) Жень, привет! Расскажи, пожалуйста, как давно ты в Польше и в каком городе живешь.

– (Евгения) Мы уже почти 2 года в Польше, живем в Кракове.

– (Алексей) Чем ты занимаешься?

– (Евгения) У меня своя cukernia.

– (Алексей) А что такое cukernia?

– (Евгения) Это такая небольшая кондитерская. У нас семейный бизнес. Сразу мы открыли небольшое производство и в основном поставляли продукцию в небольшие кафешки в центре города. Краков – город туристический, и в центре там всегда достаточно оживленно. Потом мы немного разрослись, открыли свое производство и открыли cukiernię, которая уже имела постоянные продажи. Потом доросли до двух, ха!

– (Алексей) О, даже две!

– (Евгения) Да, две cukiernie было в двух районах города. Ну и со временем мы очень устали и оставили себе одну маленькую: небольшое производство, реализация и поставки в кафе.

– (Алексей) Мы у тебя постоянно своим детям торты заказывали. А сейчас ты продолжаешь изготавливать их на заказ? Не для кафешек, а для частных лиц.

– (Евгения) Да-да, мы делаем. Торт – это основной доход, потому что небольшие всякие пирожные, которые продаются ежедневно, они имеют небольшую цену; а торт – это доход основной, это индивидуальные заказы. И там, естественно, заработок больше.

– (Алексей) Они как произведение искусства были: очень красивые, вкусные, здоровые!

– (Евгения) Спасибо! Нам очень приятно, потому что это не только моя работа – это работа нашей семьи: моей мамы, сестры, мужа естественно, – мы все в этом бизнесе крутимся.

– (Алексей) Расскажи, это больше было как бы хобби, которое выросло в бизнес?

– (Евгения) Изначально да, причем это было хобби моей мамы. Потом, как известно, гены сделали свое «злое дело», и я тоже начала этим заниматься понемногу в Украине. И в одно время это как-то переросло в основной доход нашей семьи, ну и мы решили либо там делать бизнес, либо здесь. Мы попробовали здесь.

– (Алексей) То есть, когда ты переезжала в Польшу, ты уже знала, что будешь именно этим заниматься?

– (Евгения) Да, я знала, что я буду делать. Хотя я не знала, как это сделать, но цель была, да, я знала, что у меня будет своя кондитерская.

– (Алексей) Расскажи, пожалуйста, как тяжело вообще открывать бизнес в Польше, насколько там тебе ставили палки в колеса, не знаю, чиновники польские, проводятся ли всякие проверки, приходят ли пожарные, санэпидемстанция?

– (Евгения) Ха, ничего нет этого абсолютно! Все очень просто. На самом деле, никто никакие палки в колеса тебе не будет вставлять, даже несмотря на то, что я не являюсь полькой, да, я приехала из Украины и пытаюсь делать свой бизнес. Наоборот, люди с открытой душой, и они готовы тебе помочь, во всех административных моментах идут тебе навстречу. Поскольку ты приезжаешь без особого знания языка и не знаешь, куда как идти и что делать, сам процесс начинаешь с элементарного. Ну, регистрация spółki (sp. z o.o. – общество с ограниченной ответственностью) – это все нам понятно, поскольку украинцы не имеют права регистрировать никакой другой формы собственности, да. После этого нужны правильно выбранные КВЭДы (классификация видов экономической деятельности), вот такой момент. Ищешь себе бухгалтера и дальше уже начинаешь непосредственно поиск места, локализации.

Поскольку у меня продукция кондитерская, мне нужно было искать небольшое производство. Мы выбрали небольшое помещение, которое по нашим меркам соответствовало требованиям. Это помещение уже было под производством, то есть мне фактически нужно было переделать только разрешение санэпидемстанции. Никаких разрешений от пожарных, администрации города на мою деятельность и на любую другую деятельность нет. Моя деятельность связана с продуктами питания, то есть я непосредственно должна получить только разрешение санэпидемстанции. Ты составляешь, как это сказать… wniosek…

– (Алексей) Производишь взнос или как?

– (Евгения) Это не взнос, потому что взнос – это что-то материальное, а это просто бумага определенного образца, которая доступная для всех, ты в ней вписываешь данные своей фирмы и данные локальной точки, на которую у тебя уже заключен договор аренды, и обращаешься с просьбой разрешить тебе в этой локации производить данную продукцию. Причем продукция должна быть описана четко, потому что есть определенные нормы, которым ты должен соответствовать, то есть в помещении, где делаются кремы, не могут делаться какие-то мясные продукты. Ну такие моменты – чтобы не было перегиба.

Даешь этот wniosek, и в течение 30 дней согласно закону его должны рассмотреть. Как правило, это все происходит гораздо быстрее: тебе звонят и согласовывают удобную для тебя дату и время, чтобы к тебе пришли и осмотрели твое помещение и выписали лицензию. Если у тебя какие-то несоответствия, мелкие например, тебе просто говорят, что нужно то-то и то-то устранить, и ты это устраняешь в какой-то короткий период времени. Если какие-то более серьезные несоответствия, тогда тебе придется их устранять и еще раз вызывать санэпидемстанцию.

– (Алексей) Жень, а вот скажи, пожалуйста, как вы само помещение нашли: сами ходили или какие-то партнеры были, посредники?

– (Евгения) Поначалу, поскольку не было знания языка, нам помогали, нам помогали наши же люди из Украины, которые… ты знаешь их, собственно.

– (Алексей) А, да!

– (Евгения) Помогали вот именно с переводом. Мы искали локации, звонили, просили, чтобы нам перезвонили, согласовали встречу и выезжали с нами, потому что ни прочитать документ нормально (что там написано), ни поговорить с хозяином на первых порах не предоставлялось возможным. Хотя язык мы выучили очень быстро, потому что пришлось.

– (Алексей) Хорошо. Я это подвожу к тому, что украинец с плохим знанием языка или вообще без языка в принципе может приехать, нанять переводчика, найти помещение и открыть бизнес.

– (Евгения) Да.

– (Алексей) Жень, ты сказала, что это семейный бизнес, а есть какой-то наемный персонал, поляки или украинцы работают у тебя?

– (Евгения) Работали. Сейчас уже нет, поскольку мы минимизировали свое производство от большого до маленького. Нам так проще. У меня появилось свое время, время на детей и на все, вот. Это был тяжелый бизнес, а стал приятный бизнес теперь. У меня были наемные поляки: был менеджер, и была девочка, которая занималась поиском клиентов, ну тоже фактически менеджер, просто – направления. На umowie o pracę (трудовой договор). Потому что есть еще минимальные требования, поскольку мы легализировали свое пребывание в Польше на основании того, что у нас здесь своя фирма. Благодаря тому, что мы выполнили эти требования, мы получили сразу pobyt (проживание) на 3 года.

– (Алексей) Ну я вообще первый раз слышу, чтобы кому-то дали на 3 года. Обычно на год. Вот нам на 2 дали.

– (Евгения) Но у нас были реальные действия.

– (Алексей) Понятно. А ты говорила вот, что больше стало…

– (Евгения) Я тебя перебью. Специфика бизнеса была в том, что он требует нашего нахождения в Польше.

– (Алексей) Ага.

– (Евгения) Непосредственно бизнес здесь. Вот так и получилось.

– (Алексей) Понятно. Ты говорила, что у тебя сейчас стало больше времени на деток. Расскажи больше про деток: кто они, как они адаптировались в Польше, как им дался польский, опять же, язык.

– (Евгения) Когда мы приехали сюда, детям было 10 и 5 лет. Две девочки у нас. Старшая девочка очень легко влилась. Это была не первая смена школы, до этого мы в Украине школы меняли, у нее уже был опыт. Мы пришли в школу, первый вопрос учителя был: «Чем вам помочь?» На следующий день Арине начали носить пакетами тетрадки, ручки. Я говорю: «У нас все это есть». – «Но вы же с Украины, вам тяжело». Я отвечаю: «Но нам не тяжело, у нас есть средства на это все». Но вот она решила, это была ее личная инициатива, не школы, а просто педагога.

– (Алексей) Учительницы?

– (Евгения) Да. Человек хотел помочь, чтобы у детей не было стресса, чтобы им удалось быстрее наладить контакт какой-то. Каждый что-то из дому принес. Младшая пошла сразу в przedszkole. Немного нам пришлось подождать, потому что мы пошли…

– (Алексей) Это что такое – przedszkole?

– (Евгения) Это садик, это садик для деток, которые постарше. Потому что в Польше есть еще żłobek – для маленьких деток. И детки, по-моему, с 3 лет идут в przedszkole. Кире было 5 лет, и она пошла в przedszkole. Немного мы подождали, пока для нас освободилось место, потому что przedszkole государственная, не платная. В przedszkole нам помогли попасть, потому что мы были без языка, без знания куда идти. Но все удалось. Кире было немного сложнее адаптироваться. Немного пришлось ей позаниматься с преподавателем в плане языка, потому что она не могла перешагнуть порог и начать говорить. Но хватило нам месяца.

– (Алексей) О, ну это супер.

– (Евгения) И сейчас Кира не имеет акцента даже, она говорит по-польски чисто!

– (Алексей) То есть, насколько я понимаю, сплошной позитив от Польши у деток?

– (Евгения) Здесь очень много возможностей. Случайно попала… вот скажи… случайно ее позвали друзья друзей поучаствовать в фотосессии, вот сделать пару пробных фотографий. И на данный момент она уже второй раз снимается для… не побоюсь это сказать, является лицом рекламной компании одного небольшого торгового центра в Кракове, ну вот просто не ставя себе цель. Не знаю, что там будет дальше, но, ты знаешь, если бы мы остались в Украине, таких шансов бы не было у детей, это сто процентов.

– (Алексей) А ты из какого города переехала в Польшу?

– (Евгения) Из Запорожья.

– (Алексей) Не из Киева, из Запорожья.

– (Евгения) Из Запорожья.

– (Алексей) А вот говорят, что – ну я сам как бы в Кракове жил – зимой там воздух плохой. По сравнению с Запорожьем все нормально, курорт?

– (Евгения) Я всегда так говорю, да, вы просто не жили в Запорожье! В Запорожье вы видите, чем вы дышите, круглый год!

– (Алексей) Вернемся немного к твоему бизнесу. Я знаю, что, когда ты проживала в Украине, у тебя был YouTube канал и у деток твоих тоже YouTube каналы есть. Вот расскажи, как твой YouTube канал помог бизнесу и какая у него сейчас судьба.

– (Евгения) Значит, о YouTube канале. Это был как бы отдельный проект, и он был нацелен на русскоязычную среду. Нас смотрели во многих местах всего мира, где есть русскоязычная аудитория. Канал был довольно популярный. Особо туда мы ничего не вкладывали (я имею в виду раскрутку), только снимали регулярно контент. Ввиду моей занятости, в определенный момент мы перестали регулярно давать контент, и, естественно, все упало. Поскольку моя занятость не убывала, пришлось принять решение о продаже канала.

– (Алексей) Скажи, если вернуться к cukiernie твоей, у тебя больше все-таки заказывают по телефону или же больше приходят и покупают продукцию сразу?

– (Евгения) В основном приходят и покупают, потому что то, что в наличии, ты видишь глазами – это одно. Специфика нашего продукта в том, что он натуральный, мы не кладем ничего химического в наши пирожные, это все сделано на месте, и оно свежее. Мы имеем 48 часов на реализацию нашего продукта, поскольку он натуральный. Основной доход, конечно, мы получаем от того, что люди приходят и покупают на месте.

– (Алексей) Если взять какого-то среднего клиента, то это поляк или все-таки иммигранты украинские?

– (Евгения) У нас в основном поляки. Все нам говорили, что мы делаем неправильно, как бы такого нельзя делать, поляки достаточно консервативные и едят только то, что устоялось в их предпочтениях. Это неправда, пробуют они другое. У нас абсолютно другой продукт, мы продаем, извините, наши украинские «Медовики», мы продаем эклеры такие, к которым привыкли мы, мы продаем такие пирожные, которых у них нет ни в одной cukiernie, и к нам идут именно за этим.

– (Алексей) Жень, а кроме cukierni ты занимаешься какими-то другими видами бизнеса?

– (Евгения) Значит, по другим видам бизнеса ситуация складывается так, что ты, даже не имея желания, в меру поступающих просьб и всего прочего начинаешь заниматься другими видами бизнеса. Поскольку есть польский язык, поскольку есть очень много связей, которые удалось наработать за 2 года пребывания здесь, поскольку очень много контактов, поскольку очень много уже информации и опыта, который пришлось на себе испытать, – волей-неволей начинаешь помогать разным людям, которые к тебе обращаются: то в плане учебы, то в плане трудоустройства, то в плане советов, как правильно легализироваться в Польше, как правильно переехать. Из этого выходит мое сотрудничество, ха-ха, с тобой, собственно говоря, с твоим проектом.

– (Алексей) То есть мы раскрываем небольшую тайну: Женя у нас будет заниматься вопросами по Польше, потому что мне все-таки из Канады достаточно тяжело это делать.

– (Евгения) Я готова поделиться тем, что я знаю, своим опытом, помочь в тех вопросах, в которых могу помочь, ну и готова узнать для вас то, что вас интересует, ведь я нахожусь непосредственно в Польше. Для меня это проще – вопрос одного-двух звонков.

– (Алексей) Хорошо, спасибо большое за интервью.

Подписывайтесь на YouTube-канал: https://www.youtube.com/channel/UCPvcUzYGik49O8hZReEl-Ag?sub_confirmation=1


Польша — замечательная страна для жизни. Эта одна из стран Евросоюза, куда проще всего эмигрировать.

— Программисты, дизайнеры, фотографы и прочие творческие профессии, которые работают сами на себя, имеют уникальную возможность получить ВНЖ в Польше на 3 года и платить минимальные налоги.

— Выпускникам школ можно поступить в польские вузы.

— Взрослые же могут получить новую специальность (повар, парикмахер, визажист, массажист и т.д.) в бесплатных полицеальных школах. Что даст возможность в будущем работать в Польше.

— Люди с предпринимательской жилкой могут уехать в Польшу с помощью бизнес-иммиграции.

— Если у вас есть польские корни (скажите спасибо бабушке или дедушке), то Карта поляка ждет вас. Кроме материальной помощи в размере 1400 евро, вы через год сможете получить польский паспорт.

Кроме оказания услуг по эмиграции, мы поможем вам арендовать квартиру в Варшаве, Кракове, Вроцлаве и т.д. Один из вариантов инвестиций — покупка недвижимости в Польше для последующей сдачи через управляющую компанию.

Напишите нам, если вы хотите иммигрировать в Польшу.

Также посмотрите наш ролик: "7 способов переехать в Польшу".

Оценка шансов на эмиграцию

Поделиться ссылкой в соц. сетях:
Comments system Cackle

Наш YouTube канал

Услуги по эмиграции