Работа мясником в Канаде. Самое позитивное интервью

📺 Смотреть видео (Ссылка откроется в новом окне)

Интервью с молодым человеком, который с детства мечтал попасть в Северную Америку и, повзрослев и сменив много мест работы, реализовал свою цель – иммигрировал в Канаду.

Привет из Канады! Меня зовут Алекс Павленко. Сегодняшнее видео, в котором я беседую с Артемом, обязан посмотреть любой, кто хочет иммигрировать в другую страну.

– (Артем) Привет, живу в провинции Альберта – провинция нефтяников. Приехал сюда 4 года назад, иммигрировал как работник мясокомбината.

Консультация с иммиграционным консультантом

Есть вопрос по иммиграции в Канаду или получению канадской визы? Закажите консультацию с лицензированным специалистом.

Заказать
от $80 USD

– (Алекс) То есть ты мясник.

– (Артем) Был, в прошлом, ха-ха! Вообще за свою жизнь кем я только не был, я так скажу. Был и мебельщиком, был и слесарем-ремонтником на заводе, я работал в охране, мясником был, то есть кем только не был.

– (Алекс) Через 4 года ты до какого уровня дорос?

– (Артем) На данный момент я работаю на том же мясокомбинате супервайзером. Ну, чтобы было понятно для наших зрителей, это как мастер производства на предприятии, то бишь у меня есть штат работников – 60 человек, есть определенный участок ответственности на производстве, определенные процессы, за которыми я слежу, вот, и руководим производством.

– (Алекс) То есть ты уже мясо не разделываешь?

– (Артем) Нет, я уже наблюдаю, чтобы это делали правильно, по инструкции.

– (Алекс) Расскажи свой путь в Канаду.

– (Артем) Ну, о Канаде я думал достаточно давно, то есть первые мысли меня посетили, когда мы с другом играли на футбольной площадке (учился я в 8 классе на то время) и он мне говорит: «Слушай, а ты не думал о том, чтобы иммигрировать куда-нибудь?» Я говорю: «Конечно, было бы неплохо иммигрировать. А ты думал куда?» Он мне говорит: «Ну, я слышал, что Канада более приветливая к иммигрантам».

И в чем еще парадокс, что в возрасте 6 лет я занимался с репетитором по английскому языку и когда мой отец спрашивал меня «Зачем ты учишь английский?», я ему говорил, что я, когда вырасту, улечу жить в Америку. Но сложилось не так, чуть-чуть промахнулся, ха-ха!

– (Алекс) Ну чего, Северная Америка.

– (Артем) Да, почти, рядом, рядом, то есть началось это с таких банальных разговоров на детской площадке, а потом уже, когда я повзрослел, когда обзавелся семьей, почувствовал на вкус вот эту самостоятельную жизнь, ответственность за свою семью, понял, что больше и больше времени мне приходится уделять работе, для того чтобы обеспечить хоть какие-то банальные, базовые условия для своей семьи, пришло такое осознание, что нужно что-то менять в своей жизни.

Я пытался себя реализовать как-то в нашей стране, но никак это не получалось, потому что, может, не хватало связей каких-то, знакомств, то есть не так это просто.

И опять же, как-то вот с друзьями мы сидели, снова вспомнили эту тему иммиграции, после чего я более углубился в этот вопрос, начал его изучать. Меня очень, скажем так, простимулировало одно из видео, которое я увидел в интернете, о том, как наши соотечественники живут в Канаде, и я сильно занялся этим вопросом. Упорно, каждый день я горел этой идеей, то есть все, грубо говоря, началось с вот этого замысла, с вот этой идеи иммигрировать. Ну и сейчас вы можете видеть результат – я здесь, я имею PR (permanent resident), мы счастливы, здесь у нас уже появился еще один ребенок, он гражданин Канады. Вот мы вчера заказали паспорт ему. Все вот так, грубо говоря, начиналось с детской площадки и на сегодня такой вот результат.

– (Алекс) Ты говоришь, что чем-то там занимался. А что конкретно ты делал, для того чтобы попасть в Канаду?

– (Артем) Путь был такой своего рода нелегкий. Я бы сказал, что он рассчитан больше на волевых людей. И нужно в себе воспитать это качество, потому что, когда ты иммигрируешь, оно тебе поможет здесь, ведь ты вдали от родственников, тебе здесь нужно, скажем так, чувствовать то, что тебе необходимо обустроиться, то есть у тебя нет окружения, тебе нужно это все создать, и ты должен себе создать зону комфорта.

Получается, что на тот момент я работал на металлургическом предприятии слесарем-ремонтником уже 3 года. Помню, мой друг, когда я только устроился, говорит: «Ну поздравляю, там ты и пенсию свою встретишь на этом заводе». Я спрашиваю: «Почему ты так говоришь?» Он говорит: «Потому что завод тебе дает ровно столько денег, чтобы ты мог себе купить поесть и прийти на работу отработать». Но меня такое будущее не устраивало. Во-первых, я еще думал о будущем своих детей, то есть это был такой стимул.

Я начал изучать вопрос иммиграции, начал изучать программы иммиграции и понял, что для меня будет подходящим путем рабочая иммиграция, то есть приехать сюда как работник. Я начал готовиться, начал вспоминать английский язык. Вот иду по проходной на работу, слушаю английский, на остановке слушаю английский, повторяю. Мои коллеги по работе говорят: «Слушай, ты с ума сошел или что? Что с тобой происходит? Ты другим каким-то стал».

– (Алекс) В секту вступил.

– (Артем) Да, да, и тебя молния ударила, ха-ха!

Я говорю: «Вот я хочу иммигрировать в Канаду. Это моя цель сейчас. Я хочу иммигрировать в Канаду, поэтому учу английский». Ну, естественно, тяжело людям это было принять, то есть, когда что-то человек делает не такое, как другие, это как что-то ненормальное смотрится, будто человек помешался. Но действительно я помешался на этой идее иммиграции, то есть я начал вспоминать английский.

– (Алекс) Ты же сказал, что начал заниматься английским с 6-летнего возраста. Ты потом забил на него или как?

– (Артем) Получилось так, что мы занимались с репетитором, учили в школе язык, потом я уже пришел в техникум. Естественно, у меня не было такой практики английского языка, я изучал правила, то есть изучал базовый, скажем, такой английский. Но вот именно самого акцента на английский у меня никогда не было, потому что, в принципе, у меня не было необходимости его где-то применять. Но, как показала практика, все эти знания, которые я накопил, просто были, грубо говоря, спрятаны в моем сознании. И когда я уже начал вспоминать, это все пошло очень быстро, быстро начали вспоминаться слова.

Когда я пришел сдавать экзамен по английскому (чтобы приехать в Канаду работником, как я сюда и приехал), мне нужно было иметь по 3 балла в 12-балльной системе; мой английский был 0, 0, 1, 2 балла, то есть это по предварительным данным. Да, я сам удивился. Это все было сделано на энтузиазме на таком, на уверенности в себе, знаешь.

– (Алекс) Подожди, а кто оценивал? Это не IELTS был, это какие-то работодатели или кто это, канадская сторона оценивала?

– (Артем) Получается, в тот момент была организация-подрядчик, которая подыскивала работников для предприятия, где я сейчас работаю, то есть мой работодатель оплатил ей за услуги, за то, что она найдет нас, найдет хороших работников. И у нас проверяли… Почему говорю «у нас», потому что нас сюда летела группа из 12 человек…

– (Алекс) Из Украины.

– (Артем) Да, из Украины, из разных городов. Я вот из Кривого Рога, были товарищи из Винницы, Харькова, Тернополя, то есть со всей Украины, из Киева. Кстати, мы настолько сблизились с парнем из Киева, что сейчас он мой кум, ха-ха! Крестный моего новорожденного сына.

Вот эта организация оценивала мои знания английского языка. И на тот момент я настолько был убежден, что вот, в принципе, мой английский не так уж и плох, но оказалось, что не совсем это было так.

Но в Киеве есть курс английского языка интенсив, который я прошел. Этот интенсив был направлен на активное изучение языка, и мы туда ходили как на работу, то есть наши занятия начинались с 8 часов утра и продолжались до 4 часов вечера.

– (Алекс) Это ты бросил работу, что стал в Киеве учить английский или как получилось?

– (Артем) Это была интересная такая ситуация. Получается, я работал на тот момент на «Криворожстали» (бывшей «Криворожстали» – сейчас «АрселорМиттал») слесарем, и я остался один на участке. Я пришел к своему мастеру и говорю: «Мне нужно уйти в отпуск». Он говорит: «Я не знаю, я этот вопрос не решаю. Иди к нашему высшему руководству». И я пошел к нему, то есть мужчина такой довольно-таки серьезный, с ним боялись все говорить и обращаться к нему, – ну я пришел и говорю: «Здравствуйте, мне нужно уйти в отпуск». Он говорит: «Я не могу тебе дать отпуск, потому что ты один на участке остался». А я говорю: «Ну вы понимаете, что мне нужны вот эти 2 месяца по-любому», потому что я на тот момент уже подписал контракт с канадским работодателем. И я ему сказал, что я подписал контракт с канадским работодателем, я уезжаю работать в Канаду и мне нужно подготовить английский. Он говорит: «Тогда иди увольняйся». Я говорю: «Я мог бы пойти уволиться, но вам это невыгодно». Он говорит: «Почему это мне невыгодно?» Я говорю: «Ну, понимаете, у вас есть готовый специалист, я прошу всего-навсего отпуск, для того чтобы, скажем так, совершить попытку уехать работать в Канаду. Если у меня что-то не получится, то я себя запишу в «книгу неудачников» города Кривого Рога и вернусь работать назад, откуда я, скажем так, пытался улететь» – и говорю, что «в данной ситуации, если у меня ничего не получится и я уволюсь сейчас, то вы потеряете ценного работника», потому что на тот момент я уже, скажем, довольно-таки хорошо себя проявил на производстве, владел определенными знаниями в этом производстве, и я думаю, сложно было найти мне замену вот так быстро, потому что на все нужно время, нужно человека обучить. Я говорю: «Если у меня все получится, я прихожу из отпуска, увольняюсь, мы жмем друг другу руки, и я полетел в Канаду. Если ничего не получится, вы ничего не теряете. Я вернусь назад, и будем работать и просто забудем об этом». Ну тогда он так нервно закурил сигарету и говорит: «Иди оформляйся».

Честно, вот набрался мужества, потому что у меня была цель, и мне хотелось бы передать нашим зрителям: нужно понимать, что, если вы хотите что-то изменить в своей жизни, необходимо начать со своего внутреннего состояния. И вы либо принимаете эту реальность, либо вы ее не принимаете. Если вы ее не принимаете, то нужно надеть сбрую и двинуться, скажем, на сражение за свое лучшее будущее, за свою лучшую жизнь. Вот как бы мое внутреннее состояние было такое, то есть мне вот эти все проблемы… ну, скажем, не проблемы, а вопросы, которые возникали, – для меня это были всего вопросы, и я просто шел вперед; вот возникал вопрос – я шел вперед, общался, договаривался.

И собственно говоря, ушел в отпуск, и в отпуске у меня был такой интенсив с 8 утра до 4 вечера 5 раз в неделю – изучение английского языка и не просто изучение английского языка, а изучение, направленное на сдачу экзамена IELTS…

– (Алекс) Это важно.

– (Артем) …то есть, да, это важный такой момент, что одно дело разговаривать на английском, а другое дело знать, как сдать IELTS, потому что там есть свои фишки, есть свои хаки, то бишь нужно знать, как сэкономить время. Этот экзамен проводится на время, и за этот промежуток времени нужно его сдать. И нас обучали, на что нужно обращать внимание, что нужно просто упускать.

Очень ценным, хочу опять же отметить, в изучении было общение с носителем. У нас было раз в неделю общение с носителем. Я помню, как вчера, он когда пришел в аудиторию, мы так смотрели на него, как на какого-то первобытного человека или марсианина: смотрите, какие у него белые зубы, посмотрите, какая у него кожа! Он такой: «Guys, guys, what’s going on?» (ребята, что происходит?). Он так испугался, ха-ха!

– (Алекс) А белый был?

– (Артем) Да-да, он белый, он американец. Его работа заключалась чисто в общении, то есть его задача была нас разговорить, и чтобы мы его воспринимали на слух, потому что, когда ты занимаешься английским с нашим носителем (украинцем, русским), это одно, то есть там все равно присутствует свой акцент, все равно, скажем, есть определенное искажение; но, когда ты общаешься с носителем английского языка, это абсолютно другое.

Да, эти курсы были очень эффективными, я прошел 2 месяца такой интенсив. Опять же, работал упорно с утра до вечера, вечером приходил домой, брал тетрадку, прописывал слова, spelling, то есть диктовку его, то есть по буквам. И мои результаты были очень внушительные по окончании. Я сдал то, что у меня было на 0, 0, 1, 2 балла, на 5.5, 5, 6.5 и 4.5 (writing – письмо) балла. Я не знаю, правда, почему они мне занизили. Мне кажется, потому что на тот момент тему, по которой мне нужно было написать сочинение, я чуть-чуть неправильно понял. Если ты не раскрыл тему правильно, то… опять же, это «нюанс» IELTS теста, очень такой важный.

– (Алекс) Правильно я понимаю, что ты предварительно экзамен сдал на 0 баллов, 2 месяца плотно позанимался на специальных курсах и после этого ты сдал экзамен в среднем где-то на 6.0 IELTS? Это ты сейчас не врешь?

– (Артем) Нет, я не вру, это мои результаты. Все, получается, сводится к цели. На тот момент я понимал, что мне нужно изучить английский, я себя просто погрузил в эту среду, я старался на русском не разговаривать, я старался говорить на английском. Опять же, в Киеве мы нашли сообщество мормонов – это были ребята из Америки, которые прилетали и свою идею продвигали в мормонской церкви. Туда, кстати, много украинцев приходят, и приходят для того, чтобы попрактиковать свой английский. И мормоны это понимают, и они к этому нормально относятся, то есть там очень приятная атмосфера была, нам с ребятами она очень нравилась. Мы приходили туда, они там проводят всякие викторины – все на английском языке и все с носителем языка. И опять же, всякие игры, которые тебя заставляют общаться на английском с людьми, они тебя корректируют, подсказывают тебе, и ты там ломаешь вот этот свой барьер общения с иностранцами, потому что он присутствует, ты боишься сделать ошибку, что-то сказать неправильно, то есть показаться глупым. Но на самом деле, нужно понимать, что ты демонстрируешь знание другого языка, и опять же, внутреннее состояние, да.

Я помню, к нам на предприятие приехал парень из Израиля, он разговаривал на русском так, будто бы он русский. Но когда он мне сказал, что он из Израиля, и знает еще и английский язык, и вот на русском разговаривает. Я говорю: «Ты на русском так говоришь, как носитель. Я бы вообще не заметил, что ты не украинец или не русский». И на самом деле, это практика, практика, практика. Не нужно бояться сделать ошибку – нужно бояться ничего не сделать, я так считаю.

– (Алекс) Но это ценный такой совет.

– (Артем) Многие мои товарищи, которые знали о том, что я принял такое решение иммигрировать в Канаду, я загорелся этой идеей, во-первых, в это не верили, потому что много, скажем, недобросовестных организаций, которые берут деньги, и пропадают, и не помогают тебе с иммиграцией. И многие на этом как бы, скажем, получили такой болезненный опыт, пострадали и поэтому не верили.

Были в моем окружении люди, которые верили в меня, верили в мою идею, которые меня поддерживали. Моя кума Маша владела английским языком на хорошем уровне, и мы так собирались, и она: «Ну что, кум, давай на английском». И мы на английском с ней целый вечер общались, то есть такое погружение было. Моя идея фикс была – это английский, мне нужен английский, и я себя окружил, создал вот эти условия, которые может сделать любой в принципе. Достаточно много аудиокниг, достаточно много разных тренингов, которые позволят получить довольно-таки достойный уровень английского языка, необходимый для иммиграции.

И вопрос с английским был решен, я получил хорошие отметки. На тот момент прошел уже медкомиссию после сдачи английского и готовился, собственно говоря, к вылету. И здесь мне сообщили: ребята, вам придется пару недель подождать, вылет откладывается. Ну у нас такая тревога, естественно, как это, что это, что там откладывается? Я вернулся еще на пару дней на завод. И мне такие: ну что, канадец, прилетел уже, вернулся. Я говорю: «Ну да, типа того». Но я был спокоен, потому что у меня уже была виза в моем заграничном паспорте, я уже понимал, что дело за малым.

– (Алекс) Рабочая виза, да?

– (Артем) Да, была рабочая виза у меня. Но опять же, эта виза не разрешает работу в каких-либо других организациях, кроме как той, на которую я летел работать.

Через пару дней (это был вторник) мне позвонили и сказали, что в субботу у меня вылет. И я так: «Ё-моё, 3 дня! Все, всем пока, ребята, всем удачи, до свидания, было приятно с вами работать». Прихожу к начальнику и говорю: «Подскажите, пожалуйста, как мне уволиться?» Он такой: «В смысле уволиться?» Я говорю: «Ну я увольняюсь, я улетаю, все – я лечу в Канаду!» Он такой: «Подожди. Как уволиться? У нас тут просто так никто не увольняется». И он говорит: «Я знаю, что если ты пьяный на работу придешь, то мы тебя за день уволим». Я говорю: «Нет-нет, мне такое не подходит. Скажите, как вот нормально, просто по-человечески уволиться». Он говорит: «Я узнаю, я все тебе сообщу». И собственно, через пару часов мне сообщили процедуру, то есть все сдать, каску сдать, носки – все, ха-ха!

В общем, наш путь был такой: я прилетел во Львов, где у нас был orientation (ориентировка), и там рассказали, что нас ждет впереди, к чему нам готовиться и какие будут дальнейшие действия.  Все ребята были счастливы, все такие позитивные, у всех была прямо такая энергия, эйфория, что «класс, мы летим».

Еще такой момент: это был первый перелет в моей жизни, я никогда не летал на самолете, и я так переживал, и волновался, и ждал с нетерпением. Сейчас, кстати, моя идея – это прыгнуть с парашютом, так что скоро буду прыгать – уже так решился.

Вылетели мы со Львова в Польшу, к нашим соседям. Прилетели в Польшу, идем по аэропорту, я смотрю по сторонам, все интересное.

– (Алекс) Это в Варшаву ты прилетел?

– (Артем) Да, да, мы прилетели в Варшаву, и оттуда у нас уже был перелет в Торонто.

– (Алекс) У меня то же самое было: из Варшавы в Торонто и дальше Монреаль.

– (Артем) Да, такой у нас затяжной полет был. Мне, конечно, в том перелете не хватило «тормозка». Я не знаю, то ли я нервничал. Там кормили, вот принесли какой-то перекус, потом еще что-то принесли. Я такой: «Так, что следующее принесут? Когда они уже принесут?» – так выглянул. Ну все было довольно-таки интересно и необычно, то есть вырваться с вот этой обыденной жизни, когда у тебя все как по накатанной, и погрузиться во что-то новое, когда ты как ребенок, ты изучаешь все, глазами бегаешь.

Еще прикол: лечу я в самолете, и я же не знаю, какие там… Во-первых, мне нарекомендовали взять теплые вещи с собой. Я набрал курточки, фуфайки, трусы с мехом – в общем, все что можно, ха-ха! И смотрю на компьютере в самолете (ну, ты знаешь, там показывают траекторию полета из точки А в точку Б, место, где мы находимся), а там −200 °C. Я такой: «Ё-моё, вот это дубарь!» Я ж давай одеваться во все, что там было: курточку, штаны ватные, – думал, что там, как в Сибири где-то, спать в юрте будем, медведи белые и все такое. Как-то я упустил момент загуглить, предварительно посмотреть, а как вообще одеваться, как там погода, все. Да, был такой прикол.

В общем, выхожу я, такой сибиряк, из аэропорта – и такой идет в шлепках, коротеньких шортах и майке филиппинец, сок пьет и смотрит на меня и думает: «Кто ты такой? Что такое?»

Значит, встретили нас в аэропорту и на автобусе отвезли в гостиницу. В гостинице нам предоставили уютные номера. Помню высокие кровати (что меня очень удивило, потому что я таких нигде не видел), с матрасами, 5 подушек; думаю: «Зачем там 5 подушек на одной кровати?»

– (Алекс) Одна кровать на 5 человек, ха-ха!

– (Артем) Ха-ха! Может быть. Ну, у нас был, получается, номер на двоих, то есть 2 кровати двуспальные по 5 подушек. И я был с другом в одном номере, нас поселили по 2 человека. Встретили хорошо, кстати наши русскоязычные иммигранты, накормили сразу, вот это понравилось: такая порция риса, барбекю из индейки, такой большой лоток салата. Я тогда не понял, зачем такие большие лотки. Ну поели мы, легли спать… И тут в 3 часа ночи друг мой говорит: «Артем, ты спишь?» Я такой: «Та нет, блин». Адаптация. Разница во времени – уже все, не можем спать, потому что в Украине-то 12 часов дня. А я говорю: «Ну раз мы не спим, давай будем есть». Включаю свет и давай «тормозки» свои доедать – вот почему была такая большая порция.

Кстати, много чего было любопытного, вот фотографировал все подряд: и в ванной сантехника из меди сделана, медные трубы, и внизу, когда в гостинице спускаешься, куча бутербродов, кофе и прочее. Ты просто подходишь, берешь и ешь, никому ничего платить не надо. Первое чувство – халява! Ну и сейчас оно, понятно, ушло уже, это обыденные вещи, нормальные, то есть, если ты в гостинице, персонал заботится о том, чтобы ты не был голодным, чтобы было тебе чем позавтракать, это вполне нормально. Ну и с утра, как оказалось, не одни мы не спали. Там уже друзья пошли на экскурсию ночью по Торонто.

– (Алекс) Подожди, ты же поехал в Альберту…

– (Артем) Да, да, но наш путь был не сразу в Альберту, а мы прилетели в Торонто, там мы переночевали. Утром нас собрали, и мы поехали на экскурсию на Ниагарский водопад. Мне кажется, вот как я вижу по истории иммигрантов, это как ритуал – когда ты прилетаешь в Канаду, нужно побывать на Ниагарском водопаде, потому что многие через него идут.

– (Алекс) Там энергетика такая мощная.

– (Артем) Да, энергетика мощная, очень красиво, там вот эти пейзажи – вообще круто! Я помню, я на траве вот так валялся, как собака или как кот. Для меня было дико, что так чисто кругом, люди такие приветливые. Проходит вообще незнакомый мне человек и такой: «Hello!» Мы такие: «Hello!» – хором, ха-ха!

– (Алекс) Так а ты шубу снял? Может, он поэтому к тебе подходил.

– (Артем) Нет-нет, я уже по погоде оделся на тот момент. Но так я себя неловко почувствовал. В принципе, я был рад, что я дополнительные вещи провез на себе. Кстати, мой совет: кто летит, не хватает места в сумке, надевайте все на себя и летите –  ха-ха! – в самолете, с одежкой.

Ну да, мы побывали на Ниагарском водопаде, походили погуляли там. Оттуда нас забрали и отвезли в китайский буфет, там тоже было прикольно. Идея была какая: ты приходишь и набираешь себе еды, какой хочешь, сколько хочешь, и наедаешься. На тот момент получилось так, что блюд было настолько много, что многие из нас просто брали всего, надкусывали, пробовали и клали назад. На нас, конечно, эти владельцы ресторана не очень посмотрели так, ха-ха! Думают: «Что они делают? Продукты переводят». Так хотелось все попробовать.

Оттуда нас забрали уже в аэропорт, мы прилетели в аэропорт и из него вылетели в Калгари, Альберта. Помню, взлетали – и Торонто просто как бескрайний океан фонарей, он огромный, просто огромный. Быстрый такой перелет был. В принципе, никого он не удивил уже после наших двух – из Украины в Варшаву и из Варшавы в Торонто.

Прилетели мы в Калгари, в Калгари нас встретили представители профсоюза предприятия. Оттуда уже в микроавтобусе нас повезли в город Ред-Дир. Ред-Дир – это город между Эдмонтоном и Калгари, это такой город на 100 000 населения. От него если едешь на юг – это Калгари, город-миллионер; если едешь на север – это Эдмонтон, город опять же миллионер.

Значит, когда моя бабушка узнала об иммиграции, вообще о моей идее иммигрировать в Канаду, она говорит: «Тебя туда заберут проституткой работать». Ха-ха!

– (Алекс) Проститутом.

– (Артем) А я говорю: «Бабушка, сегодня еду проходить медицинские экзамены. И знаешь зачем?» Она такая: «Зачем?» Я говорю: «Потому что элитная проститутка должна быть чистая». Ха-ха! Бабушка у меня такая, она продвинутая.

В Ред-Дире нас опять же встретили в гостинице, гостиница довольно-таки комфортабельная: большие белые кровати, все уютно. Сказали нам, что «будете жить в этой гостинице 4 дня, так как у нас выходные, мы не можем вас никуда разместить, поэтому будете жить здесь». Жили мы в той гостинице 4 дня, за эти 4 дня мы походили по местности кругом. У нас были завтраки, уже оплаченные. Я прилетел в Канаду, у меня было $300 в кармане, то есть это мой как бы банк был на то время.

Потом представители вот этого профсоюза катали нас по городу на комфортабельном автобусе, показывали местность, то есть говорили: «Здесь вы можете это сделать, здесь вы можете это сделать». В общем, у нас было 2 недели адаптации, то есть мы 2 недели не работали на заводе; нас только один раз свозили и показали этот завод, где мы будем работать.

Мы сидели в помещении профсоюза, нам там читали контракт, наши права как работников, правила самого предприятия, то есть их требования, законы, за что нас могут наказать; внутреннюю политику, то есть рассказывали, какие национальности работают, что от них можно ожидать, как вот украинцы с ними взаимодействуют, – в общем, такие вот вопросы. Ну, чувствовали мы себя очень комфортно.

И один из ребят, у которого был опыт работы в Америке, говорит: «Ребята, это курорт. Я помню, прилетел в Америку работать, мне прямо с самолета дали лопату и сказали: иди копай! Я даже душ не успел принять». А тут именно нас возили везде, местность показывали, нас так потихоньку, плавно вводили в курс – вообще просто круто. Для многих это просто был как курорт на 2 недели. Все оплачено, нас кормили, то есть мы за это даже не думали. И через 2 недели мы уже начали работать…

– (Алекс) Вы только что посмотрели первую часть интервью с Артемом. В следующей части он поделится тем, как он прокачал себя, для того чтобы стать начальником в Канаде. Он расскажет об отличиях канадских профсоюзов от украинских и о том, как они защищают интересы простых работников. Мы с ним обсудим зарплаты мясников, менеджеров, и Артем также расскажет, по какой программе иммиграции он переехал, как получил ПМЖ и насколько реально сейчас повторить его путь. Также мы поговорим про его семью и про то, насколько она и Артем довольны переездом в Канаду.

На этом я буду заканчивать, до встречи в Канаде!


Хотите иммигрировать в Канаду, но не знаете с чего начать?

👉Пройдите бесплатную оценку шансов с помощью искусственного интеллекта, который проанализирует все доступные способы и скажет стоит ли вам тратить время.

Подпишитесь на наши соц. сети, чтобы узнать больше:
Подпишитесь на Telegram-канал Telegram, Подпишитесь на Instagram Instagram, Подпишитесь на YouTube-канал YouTube-канал, Подпишитесь в Facebook Facebook.

Оценка шансов на эмиграцию

Читайте последние новости на Иммигрант.Сегодня:

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Видео из Канады 🍁